Корсика

 

Люди на Корсике поселились сравнительно недавно. ­­­­Жизнь первых поселенцев практически ничем не отличалась от того, что можно было увидеть в ту эпоху на континенте: собирательство, охота, рыболовство; точильные камни и дробилки; возделывание злаковых; разведение быков, коз, свиней. Деревни стоят на отрогах и обносятся оградой. Во II тысячелетии статуи менгиры (Филитоза) связывают культуру острова с мега­литическими цивилизациями; их можно было встретить и в других местах, по средиземноморскому побережью и даже на берегах Атлантики. Древние авторы описывали Корсику как лесной край. Лесов там было больше, чем сей­час! Это были большие деревья: дубы, буки. Много было и дичи: олени, кролики, дикие бараны; рыба в прудах… и ульи с пчелами. Кабаны кормились желудями под зелены­ми дубами. «Кореи» (Corsi) (так называли местных жите­лей) были охотниками и скотоводами; они употребляли в пищу молоко, мясо, мед. Контакты во время миграций из­вестны из каботажного плавания или из фольклора: некоторые корсиканцы осели у сардов; одна лигурийская женщина по имени Корса прибыла якобы на остров со ста­дом коров… В VI веке до нашей эры фокейцы основали гре­ческую колонию Алерия; это эллинское поселение жило за счет продукции своего пригорода и торговли с местными жителя ми. Алерия — одна из точек проникновения внеш­него влияния; колонии были как греческие, так и этрус­ские, карфагенские, иберийские, латинские. Все они не пе­реставая устремлялись к этой гостеприимной земле; ино­гда считали, что там ненавидят иностранцев; на самом деле, Корсика была открыта для самых разнообразных вея­ний с континента. Иностранец на Корсике был одновре­менно «hospes» (гость) и «hostis» (враг).

Римское завоевание в III и II веках до нашей эры сопро­вождалось достаточно тяжелыми эпизодами. Корсиканцы, участвовавшие в местном «сопротивлении» и пленники, привезенные в Рим, исчислялись тысячами. Военные репа­рации, наложенные на остров, составляли десятки тонн воска. Численность населения, извлекшего пользу из мира с Римом, возросла с 30 000 или 50 000 жителей до завоева­ния примерно до 100 000, как только туда переселились представители администрации и колоны с востока. Это ги­потетические цифры.

При Римской империи, несмотря на некоторые пере­житки, оставшиеся от иберийского языка (отмеченные Се­некой), Корсика идет по пути глубинной романизации. По­следствия этого будут чувствоваться еще долго благодаря простому факту принятия на острове латинского языка, из которого впоследствии образовался тот язык, на котором говорят в наши дни на полуострове. Остров поставлял на­емников в императорские войска. Он экспортировал вино, раковины, рыбу. Население разделялось на примерно две­надцать племен и около тридцати «сите» (другими слова­ми, территорий). В большинстве своем они располагались вблизи берега. Первые признаки христианства появились в III веке в Алерии: рыба, вырезанная на камне, якорь в фор­ме распятия, саркофаг Доброго Пастыря. На Корсике даже были свои мученики, более или менее легендарные, — свя­тая Юлия, святая Девота, святая Реститута.