ЦОКОЛАЕВ ГЕННАДИЙ ДМИТРИЕВИЧ

На фронтах борьбы с белофиннами и немецко-фашистскими захватчиками неувядаемой славой покрыл свое имя старший лейтенант, ныне подполковник запаса Геннадии Дмитриевич Цоколаев. Героизм, мужество, отвага и высокое мастерство — вот характерные черты этого летчика-истреби- теля, выполнявшего каждое задание с трезвой расчетливостью, глубоким пониманием тактики, техники и теории пилотиро-вания.

«Истребитель — это не летчик, летающий на истребитель-ной машине,— любил говорить Цоколаев,— а летчик, истреб-, ляющий самолеты противника в воздушном бою».

Трудно сказать, кто был автором этого изречения, но одно

совершенно ясно: Геннадий всегда считал целью своей боевой деятельности поступать именно так.

Еще одна характерная черта была у Цоколаева — он ни-когда не гнался за личной славой, а стремился обеспечить успех коллектива. Его личный результат иногда казался скромным, но зато благодаря этому успех его звена, эскадрильи — всегда был значительным.

Однажды, это было в начале войны, в сентябре 1941 года, Цоколаев с напарником вел бой у острова Эзель с четырьмя «Мессершмиттами». Бой начался на высоте 400 метров. Каж-дая сторона, атакуя противника, в то же время стремилась набрать большую высоту, оказаться над противником. На высоте 1500 метров ведущий «Мессершмитт» оказался лицом к лицу с ведущим советских истребителей. Цоколаев решил проверить нервы гитлеровца — пошел в лобовую атаку. Но в последнее мгновение гитлеровец не выдержал и уклонился, подставив бок своей машины нашим истребителям. Ведомый Цоколаева воспользовался моментом и короткой пулеметной очередью прошил кабину гитлеровца, «Мессершмитт» камнем пошел вниз, но в это время самолет ведомого тоже получил серьезные повреждения, он стал медленно снижаться, выис-кивая место посадки на острове. Гитлеровцы яростно обстре-ливали машину ведомого, намереваясь добить его. Цоколаев, охраняя вынужденную посадку товарища, сам стал упорно атаковать вражеские самолеты, отвлекая их огонь на себя. Ведомый благополучно посадил раненую машину, а воздуш-ный бой Цоколаева закончился на высоте 100—150 метров. Противник, потеряв еще одну машину, поспешно удалился.

В результате этого поединка Геннадий уничтожил только одну машину, но зато дал возможность ведомому тоже сбить самолёт, и когда тот оказался в тяжелом положении, помог ему благополучно посадить машину.

Не раз шел Геннадий на прямой риск.

В сентябре того же года, когда на маленьком полуострове Ханко небольшой гарнизон советских воинов морской пехоты героически отбивал многочисленные атаки врага, Цоколаеву было поручено поддержать наших пехотинцев. Летчик посадил

свой истребитель на маленькой территории базы и в тесном взаимодействии с морской пехотой отбивал атаки врага. Четыре катера подошли на близкое расстояние к полуострову. Цо- колаев поднял свой самолет в воздух и перешел на штурмовку вражеских катеров. Зенитным огнем у самолета было перебито управление руля поворота и пробит маслобак. Заметив уходящий катер, Цоколаев, рискуя жизнью, на подбитом полууправ- ляемом самолете атаковал уходящий катер и потопил его, а самолет привел на свой аэродром.

Так, еще в самом начале войны Цоколаев зарекомендовал себя опытным и результативным воздушным бойцом. Коман-дование 61-й авиационной бригады, да и всего Краснознамен-ного Балтийского флота ценило его, ставило в пример. Моло-дые летчики учились у него мастерству пилотирования, тактике воздушных боев. И Цоколаев охотно делился с ними своим богатым опытом. Рассказывал им о своих воздушных боях с белофинскими летчиками еще в тридцать девятом и сороковом годах, когда он одним из первых балтийских летчиков был награжден орденом Красного Знамени.

Сорок первый год был памятным для Цоколаева: в этом суровом году его приняли в члены Коммунистической партии.

«Пока руки в состоянии держать штурвал, а глаза видят врага — я буду драться с врагом как коммунист»,— писал он в заявлении о приеме в партию.

Парторганизация единогласно приняла Цоколаева в пар-тию. Среди других коммунистов на собрании выступили гене-рал-майор авиации Петрухин, бригадный комиссар Бессонов,, который заявил: «Товарищ Цоколаев своей практической дея-тельностью уже доказал, что он — настоящий большевик. Я думаю, что мы не ошибемся, если примем его в наши ряды…»

И парторганизация не ошиблась.

Коммунист Цоколаев продолжал совершенствовать свое боевое мастерство, громить фашистов на земле и в воздухе.

Однажды, это было 14 марта 1942 года, летчик получил задание штурмовать войска противника, находящиеся в окру-жении на небольшом участке фронта. Трудность выполнения задания заключалась в том, что очаг окружения по своим раз-мерам не превышал 120 на 200 метров.

Необходимо было установить точное расположение противника. Как быть? Цоколаев с шестеркой истребителей поднялся на воздух, отыскал цель и на высоте 200 метров демонстративно пролетел над окруженной группировкой. Этим маневром он привлек на себя весь огонь противника, одновременно установив точное его расположение. После этого вся шестерка сделала четыре захода над врагом, осыпая его градом пуль, снарядов и бомб. Когда после этого наша пехота атаковала окруженного противника, то оказалось, что там не осталось живого места. Цоколаев получил благодарность от командования 54-й армии.

В тот же день старший лейтенант Цоколаев во главе ше-стерки истребителей, охраняя войска 54-й армии, заметил в воздухе пятнадцать «Юнкерсов», приближавшихся к фронту ■с юга. Геннадий повел свою шестерку в лобовую атаку, открыв ■огонь из всех пушек и пулеметов. Противник настолько растерялся от неожиданных и дерзких действий советских истребителей, что сбросил бомбовой груз на свои же войска и, спасая свою шкуру, построил два оборонительных кольца. Эта тактика была известна Цоколаеву. Он разбил свою шестерку на тшры и смело стал врываться во внутрь вражеских оборонительных кругов, вырывая отдельные «Юнкерсы» из круга и в упор расстреливая их. Противник не сумел даже организованно отойти, а рассыпавшись, беспорядочно уходил, оставив на поле боя четыре сбитых самолета.

Через два дня, 16 марта, Цоколаев, ведя группу в шесть истребителей на охрану наземных войск в районе ст. По- тостье — Жарок, встретил восемь «Мессершмиттов», навязал им бой и группой сбил три самолета. Во время этого поединка командир заметил пятнадцать «Юнкерсов», идущих на штур-мовку наших наземных войск. Цоколаев принял смелое реше-ние: с растерявшимися «Мессершмиттами» оставить одного, а пятью истребителями атаковать «Юнкерсы». В результате смелой атаки было сбито шесть «Юнкерсов». А уцелевшие, сбросив свой бомбовой груз, повернули вспять. В это время появилась еще одна группа самолетов в количестве 13 «Юн- керсов». У наших истребителей кончился боезапас, на исходе было горючее. Командир эскадрильи решил идти в психиче-скую атаку.. И она удалась. Когда шесть истребителей устре-мились в лобовую атаку, противник поспешно сбросил свои бомбы на территорию, занятую его же войсками, и скрылся восвояси.

За один вылет сбито три «Мессершмитта» и шесть «Юнкер- сов», не имея потерь своей авиации. Таковы были смелые, дерзкие и бесстрашные боевые действия коммуниста Цоко- лаева, который говорил, что победа истребителя складываетсй из максимальной осмотрительности, бдительности, непоколебимого желания навязать противнику бой при любом числе его самолетов, внезапности атаки, смелого применения лобовой атаки и умелого использования своего вооружения. «Победа— дело не случая, а умения, надо знать противника, изучать его»,— часто говорил он. В самом деле, Геннадий никогда не делал ставку на слабого противника, он знал, что противник силен и коварен. Поэтому он всегда тщательно готовился к каждому полету, с большим вниманием изучал сильные и слабые стороны техники и тактики врага. Целые горы книг и статей прочитал он о тактике и технике отечественной авиации. Еще в годы учебы в военно-морском авиационном училище, которое он окончил в 1938 году, отличался Геннадий своей любознательностью, проявлением большого интереса и критическим анализом тактико-технических данных каждой марки самолета.

И это не только в стенах училища. Его ровесники из села Ольгинское, Северной Осетии, до сих пор вспоминают своего односельчанина и рассказывают о том, .как он увлекался авиа-цией, мечтал стать летчиком и еще в школьные годы знал почти все типы тогдашних самолетов.

Когда заветная мечта Геннадия осуществилась, он весь от-дался любимому делу. Успех был результатом кропотливой работы, результатом глубоких знаний достижений теории и практики пилотирования.

Цоколаев славился на Балтике не только как истребитель, беспощадно уничтожавший врага, но и как опытный, наблюдательный и тактически грамотный летчик. Потому поручалось ему часто выполнение особо важных заданий по разведке.

Это было 4 апреля 1942 года. Возглавив четыре самолета, он вылетел на разведку. Надо было установить группировку войск противника, двигающуюся к линии фронта 54-й армии. Низкий туман скрывал район расположения вражеской груп-пировки. Цоколаев хотел снизиться на расстояние видимости, но в это время заметил пятнадцать «Юнкерсов» в сопровожде-нии двух «Мессершмиттов», шедших выше своих бомбардировщиков.

Старший лейтенант всей четверкой напал на двух «Мессершмиттов», из которых один, серьезно поврежденный, петляя, начал резко снижаться на строй своих бомбардировщиков. Другой «Мессершмитт», видя перед собой четыре советских истребителя, дал полный газ и скрылся в тумане. Тогда отважная четверка советских истребителей сверху навалилась на «Юнкерсов». В первой же атаке четыре бомбардировщика были сбиты. При втором заходе был сбит еще один «Юнкере». Уцелевшие бомбардировщики, потеряв управление, скрылись.

В прошедшем бою Геннадий лично сбил один бомбардировщик, а один — в паре.

Расправившись с противником в воздухе, Цоколаев снизился до бреющего полета и ценные разведданные были доставлены штабу 54-й армии.

Трудно передать, сколько отваги, мужества было проявлено Цоколаевым в годы войны. Для перечисления всех его подвигов потребовалась бы объемистая книга. Вот как Военный Совет Балтийского флота характеризует отважного летчика:

«Прекрасный мастер воздушного боя старший лейтенант тов. Цоколаев своим героизмом всегда увлекает за собой на подвиги весь летный состав.

Участник боев у островов Эзеля и Ханко, он при разгроме фашистских полчищ проявил подлинный героизм, во время 309 боевых вылетов истребил свыше 300 фашистов и 10 шюцкоров- ских катеров.

Сделал 62 разведывательных полета, добыв ценные разведданные.

Совершил 57 штурмовок противника, сбил шесть самолетов лично и одиннадцать — в группе.

Военный Совет флота ходатайствует перед правительством СССР о присвоении старшему лейтенанту Цоколаеву Геннадию Дмитриевичу звания Героя Советского Союза».

И ходатайство Военного Совета флота было удовлетворено. Указ Президиума Верховного Совета состоялся 14 июня 1942 г.

Заметим, что в реляции Военного Совета флота количество полетов и сбитых самолетов указано лишь на апрель 1942 года. А впереди было еще два года, войны. И герой по-прежнему совершал боевые вылеты, участвовал в воздушных боях, уни-чтожал пехоту и боевую технику врага на суше, наносил штур-мовые удары по его кораблям на море.

Всего за время Вёликой Отечественной войны Герой Совет-ского Союза Геннадий Цоколаев совершил 510 боевых выле-тов, лично сбил 23 самолета противника.

После победоносного окончания Великой Отечественной войны Цоколаев, оставаясь в кадрах советских Военно- Воздушных Сил, отдавал свой богатый опыт молодым лет-чикам.

В 1958 году Цоколаев ушел на трудовой фронт.