Мильдзихов ХАДЖИМУРЗА ЗАУРБЕКОВИЧ

0
41

Сто шестьдесят третья стрелковая дивизия, в раз- ведроте которой служил Хаджимурза Мильдзихов, зимой 1942 года получила задачу перерезать важную коммуникацию вра-га— дорогу Высочек—Вершина.

Командир дивизии полковник Котов, склонившись над картой, долго по ней водил цветными карандашами. Набрасы-вая план предстоящего боя, он, словно разговаривая сам с собой, сказал:

—           Конечно, в населенных пунктах Высочек и Вершина полно гитлеровцев, но сколько их? Какое у них вооружение? Мы ничего не знаем.

—           Но и дорога между этими населенными пунктами тоже

 

 

прикрывается полевыми укреплениями,— вставил комиссар дивизии полковой комиссар Воронов.

—           Да, согласен с тобой. Кого бы послать на разведку? Всю разведроту? Нет смысла. Взвода тоже многовато. Надо бы тройку-,четверку смельчаков. Кого бы предложил комиссар?

—           А если Мильдзихова?

—           Мильдзихова, старшего сержанта?

—           Да.

—           Справится, думаешь?

—           Да, Мильдзихов — лихой разведчик, храбрый комсомо-лец. И разведчики его отделения тоже ему под стать.

—           А на лыжах он ходит?

—           Вот этого я не знаю. Вряд ли он может быть лыжником. Он родом из Осетии, какие у них там лыжи. Но он храбр и находчив, в этом я уверен.

—           Хорошо. Прикажи вызвать его.

Через несколько минут в землянку командира дивизии во-шел разведчик.

—           По вашему приказанию старший сержант Мильдзихов явился,— доложил он.

—           Давай, давай,— пригласил полковник, рассматривая во-шедшего.—Ты, говорят, лыжник хороший,—улыбнулся комдив.

—           Никак нет, товарищ полковник! — смутившись, ответил Мильдзихов.

—           Знаю, знаю, я пошутил. Но ответственное задание при-дется выполнять, хотя ты и не лыжник,— продолжал пол-ковник.

—           Понимаю, товарищ полковник. В Высочеке и Вершине полно гитлеровцев, так что языка достать — дело не хитрое.

—           Нет, я не о том.— Полковник задумался, а потом про-должил:—Дорога, которая связывает эти населенные пункты, прикрыта полевыми укреплениями врага. Надо скрытно про-браться к этой дороге и любыми средствами уточнить состав и нумерацию частей противника. С собой взять двух лучших разведчиков из своего отделения. Поняли меня? — спросил комдив.

—           Так точно, понял,— ответил разведчик.

—           Тогда выполняйте задание, более подробные указания получите у начальника штаба.

Когда на заснеженную землю опустились сумерки, развед-чики с автоматами, гранатами и дымовыми шашками вышли из землянки. Вскоре были пройдены боевые порядки нашей пехоты. Дальше разведчики в белых маскхалатах по-пластун-ски поползли по насту.

Безоблачное небо, словно большой купол, повисло над землей. Огромный диск луны бледными лучами серебрил белоснежную гладь. Тридцатиградусный мороз высушил все вокруг. Малейший шорох слышен на десятки метров. Разведчики ползли с величайшей осторожностью.

К утру подул холодный, пронизывающий ветер, поднимая тучи снега. Гитлеровцы изредка запускали осветительные ра-кеты.

Старший сержант Мильдзихов, придерживая рукой авто-мат, жадно глотая широко открытым ртом воздух, полз впе-реди, внимательно вглядывался туда, откуда уходили в небо ракеты. Не оборачиваясь, он то и дело поторапливал това-рищей.

—           Не отставать, не отставать от меня. Скоро рассвет, надо спешить,— шепотом говорил командир отделения.

Но что-то очень странно вел себя противник. Как-то подо-зрительно тихо было кругом. Нет ни обычной пальбы из автоматов, ни стрекотни пулеметов.

Но вот впереди, метров за сто, острый глаз Хаджимурзы уловил, как из небольшого бугорка выделялись пучки искр. Мильдзихов протер рукавом вспотевшее лицо и еще раз вгля-делся в бугор.

—           Ага, есть, есть! — с радостью произнес командир.

—           Что заметил, Хаджи? — спросил его подползший вплотную товарищ.

—           Видишь искры впереди от нас?

Пристально посмотрев в ту сторону, куда показывал ко-мандир, разведчик возбужденно заметил:

—           Да, да, вижу.

—           Там вражеская землянка. Гитлеровцы от мороза спря-тались. В землянке какая-то самодельная печь топится. Значит, не все они спят. А вот и часовой…

Разведчики продолжают ползти, но не в лоб, а в обход землянке. Она осталась справа, а потом — позади. Вот и тропа, идущая с вражеского тыла к землянке.

—           Слушайте внимательно,— обратился Мильдзихов к своим товарищам.— Вы останетесь здесь. Никого с тыла не подпускать к землянке. Я пойду к ней. Часовой меня примет за своего связного и подпустит на близкое расстояние, а там буду действовать по обстановке.

Командир во весь рост пошагал к землянке. К цели оста-лось около двадцати метров. Слышно уже, как часовой что-то бормочет сам с собой. И вдруг:

—           Хальт!

Не обращая внимания на окрик часового Мильдзихов при-бавил шагу.

До часового осталось метров пять.

—           Хальт! Хал…

Короткая автоматная очередь Мильдзихова сразила на по-луслове гитлеровца, и сразу разведчик рванулся вперед, к выходу в землянку. Удар ногой по входной двери, и она провалилась во внутрь. Вслед за этим разведчик бросает гранату в землянку. Мощный взрыв.

Но что такое? Никто не выходит из землянки. Не может быть, чтобы одна граната могла уничтожить весь гарнизон. Ведь убежище большое. От входных дверей до печной трубы не менее пяти метров. Там должно быть много гитлеровцев.

Мысль работала удивительно четко. Мильдзихов в один миг сбросил с убитого часового тулуп и накрыл им печную трубу, а в дверное отверстие бросил дымовую шашку. Сам же занял удобную позицию за трубой.

Положение гитлеровцев в землянке стало невыносимым, оставалось два выхода: или быть удушенным едким дымом или покинуть подземелье. Они предпочли второе — пулей вылетели на волю.   •,

—           Хенде хох! — скомандовал Мильдзихов. Почти очумев

шие гитлеровцы кинулись бежать, но далеко ли убежишь по глубокому снегу. Пятерых уложил разведчик. Остальных добили его товарищи.

Сняв тулуп с печной трубы и дав рассеяться дыму, развед-чик осторожно зашел в блиндаж. Здесь он обнаружил два ручных пулемета и, что было особенно важно, офицерскую полевую сумку с документами и топокартами с нанесенной на них обстановкой.

В стане врага поднялся переполох. Целая рота автоматчи-ков атаковала блиндаж, но разведчики с трофеями были уже далеко от места поиска.

—           Ваше приказание выполнено! — доложил командир от-деления командиру дивизии.

—           Молодец, молодец, Мильдзихов! — обрадовался полковник Котов и обнял разведчика.— Теперь мы знаем противостоящего врага, и не только его части, но и расположение всех огневых средств.

Дивизия, перейдя в наступление, за двое суток продвину-лась на 30 километров, освободила пять населенных пунктов, захватила сотни автомашин и много другого военного иму-щества, которое враг не успел вывезти.

В другой раз, это было тоже зимой 1942 года, старший сержант Мильдзихов и старший лейтенант Ефимов, возвра-щаясь из. очередной разведки, неожиданно натолкнулись на группу гитлеровцев, насчитывавшую 13 человек. Для обеих сторон встреча была внезапной. Поэтому судьбу поединка решала инициатива.    ‘

—           Бросить оружие, руки вверх! — скомандовал старший лейтенант.

Озябшие и перепуганные фашисты выполнили приказание. Но в это мгновение откуда-то со стороны раздалась автоматная очередь, которая сразила старшего лейтенанта Ефимова. Фашисты бросились к своим автоматам. Хаджимурза не рас-терялся. Он мгновенно бросил гранату в гущу гитлеровцев и своим испытанным автоматом довершил уничтожение всей вражеской группы. Советский разведчик из этой схватки вышел победителем.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here