МОРГОЕВ БЕК ХАДЖИМУССАЕВИЧ

Отвоевывая у гитлеровцев временно оккупированные земли Украины, части Красной Армии стремительно продвигались на запад. К осени 1943 года советские войска вышли на рубеж реки Днепр. Среди частей, вышедших к этой реке в, районе Канева, был и 73 отдельный штурмовой инженерносаперный батальон, в котором служил сержант Бек Моргоев..

В начале октября батальон получил приказ приступить к: постройке понтонного моста для переправы техники, вооружения и транспорта. Для ускорения наводки моста часть батальона, в том числе и отделение, которым командовал сержант- Моргоев, должна была переправиться на западный берег реки: одновременно с передовыми стрелковыми частями. Тратить- 39 к

время на поиски удобных переправочных средств нельзя было, и советские воины наскоро сбивали из досок и деревьев плоты и отправлялись на противоположный берег. Враг вел по переправам ураганный артиллерийский и пулеметный огонь. От разрывов снарядов кипела холодная днепровская вода. Немногим счастливцам удавалось сухим преодолеть реку. Большинство солдат заканчивало переправу вплавь. Так случилось и с Беком Моргоевым и его товарищами.

Едва лодка достигла середины реки, как рядом с нею ра-зорвался снаряд. Со дна Днепра поднялся громадный фонтан воды и обрушился на лодку. Она мгновенно затонула, и сидев-шие в ней саперы оказались в воде.

—           К берегу вплавь, за мной! — приказал сержант своим товарищам.

Саперы плыли в ледяной воде в полном боевом снаряжении л под огнем противника. Силы у многих были на исходе.

—           Смелее, братцы, немного осталось до берега! — подбадривал командир отделения своих боевых товарищей.

Трудно было Беку Моргоеву. Тяжелые кирзовые сапоги, ватные брюки и телогрейка тянули его ко дну. Временами он уже ничего не видел, какая-то туманная пелена непроницаемой стеной становилась перед глазами. Но сознание работало четко. Он — командир, он отвечает за выполнение боевой за-дачи. И сознание этого умножало его силы. Минуты казались вечностью. Но вот, когда силы его почти покидали, он почув-ствовал вдруг под ногами твердую почву…

Сейчас дорога каждая секунда. Надо быстро воздвигнуть ‘паромную переправу. Но паромы следуют сзади, а немцы ведут прицельный ружейный и пулеметный огонь. Пока у противника на виду район переправы, нечего и думать о строительстве моста. «Необходимо помочь пехоте в штурме передовых вражеских окопов»,— мелькает мысль у Моргоева.

—           Быстро снять сапоги, вылить воду и выжать портянки. ‘Проверить оружие, приготовиться к бою! О готовности доло-жить! — отдавал приказания сержант.

‘Обстановка оказалась куда сложнее, чем предполагал Мор- гоев. ^Увлекаемые командиром саперы ринулись вперед следом

за нашей пехотой. Но вдруг совершенно неожиданно из-за высоты, находившейся неподалеку, появились немцы. Отделение подверглось фланговой контратаке врага. «Рус, сдавайся!» — кричали гитлеровцы, считая, что они легко расправятся с небольшой группой саперов. Фашисты настолько были уверены в победе, что, не открыв огня, бросились на наших бойцов.

Началась рукопашная схватка.

—           Пулями, прикладами бей гадов! — крикнул сержант и сам бросился на ближайшего немца. Но в это мгновение с бугра на него спрыгнул здоровенный фриц. Сапер резким рывком оттолкнул его, но тут подоспел еще один. Он пытался выхва-тить автомат из рук сапера, но Моргоев рванул оружие к себе. В это время сзади на него навалился другой вражеский солдат, который, оправившись, вновь напал на Моргоева и, схватив его за горло, стал душить. Сержант, не выпуская автомат, увлек наседавших на него гитлеровцев в воду. Схватка с новой силой разгорелась в реке. Один из гитлеровцев, изрядно нахлебав-шись воды, бросился бежать. Другой навсегда остался в сту-деной днепровской воде, прошитый автоматной очередью.

Бек оглянулся и увидел, что его товарищи уничтожили ос-тальных гитлеровцев.

Контратака врага была отбита.

Тем временем наши стрелковые части заняли передовые позиции противника на западном берегу реки.

—           Теперь можно браться и за мост,— сказал сержант.

Саперы приступили к строительству переправы.

Когда командир саперной части узнал о подробностях боев с гитлеровцами, Моргоев получил упрек за то, что он не «своим» делом занимался. Сержант доказывал, что нельзя бы-ло начать работы по строительству моста под носом у пехоты гитлеровцев.

—           Надо было вначале отбросить вражескую пехоту от рай

она переправы, а потом заняться наведением переправы,— горячо доказывал Моргоев.              4

Доводы сержанта оказались убедительными. Он был пред-ставлен к правительственной награде — ордену Красной Звезды.

Почти весь месяц саперы строили и поддерживали мост в исправном состоянии. Хотя они в рукопашную больше не ходи-ли, но их работа была опасной и чрезвычайно трудной.

Отброшенные от Днепра гитлеровцы сумели закрепиться вблизи переправы и из закрытых огневых позиций постоянно вели по мосту артиллерийский и минометный огонь. То и дело бомбили переправу вражеские самолеты. И днем и ночью саперам приходилось быть начеку и под огнем противника устранять повреждения.

Видя, что их усилия ни к чему не приводят, и переправа продолжает действовать, несмотря на сплошной вал огня, фашисты решили атаковать ее. Подтянув войска, они на рас-свете ударили по нашей обороне. Большой группе фашистов удалось прорваться к мосту.

Сержант Бек Моргоев повел своих саперов в контратаку. Гитлеровцы, не ожидавшие такого яростного натиска, побежа-ли. Саперы в азарте стали преследовать врага.

Увлекшись боем, саперы Моргоева достигли Безымянной высоты, на которой находился вражеский наблюдательный пункт. Отсюда враг корректировал огонь своей артиллерии по переправе. «A-а, вот и наступило время расквитаться с ва-ми»,— подумал Бек и забросал наблюдательный пункт грана-тами. ‘

Теперь переправа была в полной безопасности.

За образцовое выполнение боевых заданий, за проявленные при этом отвагу и геройство сержанту Моргоеву Беку Хаджи- муссаевичу было присвоено высокое звание Героя CoBefCKoro Союза.

Героя тепло поздравляли сослуживцы — отважные саперы, неутомимо прокладывавшие путь наступающим нашим вой-скам, его поздравляли земляки-колхозники селения Карджин, где родился, рос и воспитывался Бек.

Комсомолец был счастлив.

А в августе 1944 года его принимали в ряды Коммунисти-ческой партии.

— Знаю старшину Моргоева с 1942 года,— говорил на партийном собрании член партии Л. И. Кованов.— Знадэ его как

знаменосца нашего батальона. Считаю, что Он достоин быть членом ленинской партии.

—           Я несу полную ответственность за храброго сына осе-тинского народа…— говорил коммунист С. Т. Чичкан.

—           Моргоев показал себя волевым командиром,— подтвер-дил командир 3 роты лейтенант Кузнецов.

Партийное собрание единогласно приняло Моргоева в чле-ны Коммунистической партии.

Старшина Моргоев оправдал доверие коммунистов — бес-страшно дрался с гитлеровцами до дня победы.

По окончании Великой Отечественной войны герой вернулся в родные края, к мирной профессии.