НЕДВИЖАЙ ИВАН МАКАРОВИЧ

С тех пор прошло почти четверть века. На месте прежних баталий теперь цветут сады, колосятся хлеба, воздвигаются новые заводы, гигантские жилые корпуса. Быстротечное время затянуло раны в сердцах людей, потерявших на фронте родных и близких. Выросло новое поколение, не знающее суровых испытаний войны, поколение, зорко охраняющее мирный труд советских людей.

Но человечество тысячелетиями будет помнить подвиг советского народа, избавившего мир от фашистской нечисти. Никогда не забудутся светлые имена тех, кто пожертвовал жизнью во имя победы.

В памяти народной мужественный образ Героя Советского

 

 

Союза Ивана Недвижая, отдавшего свою молодую жизнь во имя жизни поколений, останется вечно живым и молодым.

В сентябре 1944 года бойцы прославленной Таманской дивизии пересекли Государственную границу Советского Союза, изгоняя немецко-фашистских оккупантов с территории братской Чехословакии. Уже пройдено 6 километров. Фашистский зверь, уползая в свое логово, отчаянно сопротивляется. Древние Карпатские горы удобны для обороны, и ущелья, хребты их превращены врагом в труднопреодолеваемые преграды: Вот и селение Гурны — сильный узел вражеской обороны. На высоте, прикрывающей селение, установлены мощные зенитные установки. Шквальный огонь их задерживает продвижение наступающих цепей таманцев.

—           Товарищ Щербаков, смельчаков бы туда,— обратился командир полка к начальнику разведки, рассматривая через •бинокль огневые точки противника.

—           Есть, товарищ гвардии полковник, направляю туда от-деление младшего сержанта Недвижая.

—           Нет, товарищ капитан, не так. Надо подобрать добро-вольцев. Дело опасное, связано с большим риском…

Командир 897-го горно-стрелкового Севастопольского полка гвардии полковник Серов из наскоро оборудованного на-блюдательного пункта отчетливо видел, как его передовые .подразделения были прижаты к земле. Хорошо просматривался и противник, укрепившийся на высоте. Скрытых подходов к высоте нет. «Может быть, только вот справа,’кустарником»,— думал полковник.

—           Товарищ гвардии полковник, младший сержант Недви- жай прибыл по вашему приказанию,— прервал мысли коман-дира подошедший разведчик.

—           А… это вы, товарищ Недвижай,— опустив бинокль, по-смотрел полковник на разведчика.— Разве вам приказали явиться ко мне?

—           Мы… добровольно, товарищ гвардии полковник.

—           Вот как, значит начальник разведки не ошибся. А кто еще с вами пойдет?

—           Со мной пойдут сержанты Острицев, Дыкин, Щвецов и красноармейцы Дорошков, Тарасов, Нар-Аровян…

—           Не много ли? — прервал Недвижая командир полка.

—           Девять человек, все мое отделение разведчиков,— ответил Недвижай.

—           Что ж, товарищ младший сержант, верю вам, и ваши разведчики вам под стать. Подойдите ближе, посмотрите через бинокль на высоту. Видите зенитные установки противника?

—           Вижу, товарищ гвардии полковник.

—           Необходимо срочно подавить эти огневые точки. Артил-лерийским огнем их трудно «снять». Да и время не ждет. А вот гранатами…

—           Ясно, товарищ командир полка!

—           Всем быть в маскировочных халатах, взять с собой по-больше противотанковых и противопехотных гранат, подползти справа, вон через тот кустарник. Видите?

—           Вижу, вижу,— товарищ гвардии полковник.

—           По высоте будем вести методический огонь из артилле-рии, чтобы отвлечь от вас внимание противника. Приблизитесь на расстояние броска гранат и действуйте… Ясна задача?

—           Задачу понял, товарищ командир полка.

—           Выступайте через 15 минут.

Недвижай посмотрел на свои часы и уверенной походкой зашагал к своим разведчикам. Он знал, что боевая задача, по-лученная им, весьма ответственна и выполнение ее во многом поможет определить успех или неуспех всего полка. Он был горд за доверие, оказанное ему й его товарищам.

Шагая к своим разведчикам, Иван невольно вспомнил род-ных, свою короткую, но уже богатую событиями жизнь.

Иван Недвижай родился в 1925 году в большой (у Вани было три брата и три сестры) дружной семье бесланских кре-стьян Макара Сергеевича и Евдокии Дмитриевны Недвижай. До шестого класса учился Ваня в Беслане, затем переехал в г. Грозный и поступил в ремесленное училище.

Ивану Недвижаю едва исполнилось 16 лет, когда началась Великая Отечественная война.

Недвижай не мечтал о военной профессии. Его школьный товарищ Петр Иванович Скрипниченко, работающий сейчас старшим мастером в Орджоникидзевском профтехучилище № 1, вспоминает: «Ваня в детстве очень любил рисовать, у него было много красок, рисовал он хорошо, с интересом и увлечением рассказывал нам об искусстве черчения и рисо-вания».

Но не суждено было осуществиться его мечте. Родную землю топтал враг. И он сделал так, как повелевала совесть— в свои шестнадцать лет встал на защиту Родины.

— Мал еще,— говорили Ивану в Орджоникидзевском гор-военкомате. Но отступать от намеченной цели не в характере Вани. Упорство и настойчивость юноши взяли верх. В августе 1942 года, когда немецко-фашистские захватчики черной тучей нависли над Кавказом, комсомолец-воин Иван Недвижай с оружием в руках защищал Родину.

В первые месяцы службы Ивану, как ему казалось, не везло — пришлось служить в комендантской роте штаба дивизии. Но на фронте не все ходят в штыковую, хотя обстановка иногда складывается так, что тыл неожиданно становится фронтом.

Однажды, это было в сентябре 1943 года, Таманская горно-стрелковая дивизия преследовала отходящего противника. Крымская-Неберджаевская. Командир дивизии со своим шта-бом слишком далеко выдвинулся вперед. Пост, охраняющий штаб дивизии, возглавлял заместитель командира отделения Иван Недвижай.

Все было нормально, спокойно. И вдруг… невесть откуда появившиеся вражеские бомбардировщики сбросили на штаб дивизии свой смертоносный груз. Вслед за бомбардировщика-ми обрушила на них свой огонь вражеская артиллерия. Но штаб был хорошо замаскирован и укрыт,’поэтому враг не при-чинил ему большого ущерба. Едва закончился артналет, как с открытого фланга неожиданно появились немецкие автомат-чики.

— В ружье! Без паники! — скомандовал Недвижай.— По Противнику огонь!

Бой, длившийся не более 20 минут, показал выдержку и на-ходчивость советских бойцов. Эта дерзкая вылазка дорого обошлась врагу — он оставил на поле боя более двух десятков трупов своих солдат и офицеров.

В наградном листе начальник штаба дивизии полковник Боженко писал, что младший сержант Недвижай «…находясь на постах под артиллерийским огнем и бомбежкой авиации противника, четко нес службу охраны и порядка на командном пункте, чем обеспечивал нормальную работу штаба дивизии… Служит образцом дисциплинированности и бесстрашия для подчиненных»,— указывается далее в военной реляции.

Иван Недвижай был награжден медалью «За отвагу». А вскоре отважный воин был зачислен в пешую разведку 890-го горнострелкового полка, который вместе с другими частями и соединениями вел успешное наступление, освобождая Крым-ский полуостров от немецко-фашистских захватчиков.

В этих боях разведчик Недвижай вновь показал образцы отваги и мужества.

Однажды, это было 12 мая 1944 года, гитлеровские войска, вынужденные оставить Севастополь, сосредоточились на мысе Херсонес. Советскому командованию необходимо было срочно установить состав и направление движения вражеской группировки войск.

Младший сержант Недвижай, получив задание на развед-ку, проник в тыл противника. «Противник поспешно отходит к морю» — точно определил опытный глаз разведчика. Одна за другой синие ракеты взвились в небо и прочертили дугу, показывая направление движения основных сил врага.

Сигнал получен. Советские войска перешли к преследова-нию. Нов это время Иван Недвижай оказался лицом к лицу с врагом. «В момент пуска ракет разведчик был обнаружен вра-гом,— указывается в наградном листе,— на него набросились автоматчики противника. Тов. Недвижай, рискуя жизнью, гра-натами и огнем из автомата уничтожил шесть автоматчиков и соединился со своим подразделением. В ходе преследования под сильным огнем противника… уничтожил еще один ручной пулемет с его расчетом».

Разведчик был награжден орденом Красной Звезды:

Боевой путь воина-разведчика Ивана Недвижая от Крыма до Карпат, до границы с Чехословакией был отмечен возра-стающим мужеством и отвагой. Он стал командовать отделе-нием бесстрашных разведчиков, которых вот теперь он повел на уничтожение вражеских зениток.

Разведчики в маскировочных халатах ползли к огневым позициям зенитных установок. Командир полка пристально наблюдал за полем боя. Зловещую тишину нарушали только выстрелы зениток. Пехота прижата к земле. Томительно долго тянется время.

Но вот-на высоте слышны глухие разрывы гранат. Отваж-ные разведчики во главе со своим храбрым командиром под-ползли на близкое расстояние к зенитным установкам. Враг обнаружил разведчиков, открыл по ним шквальный ружейно-пулеметный огонь. Но это не остановило смельчаков. Они вор-вались на огневые позиции и завязали гранатный бой. Вот уничтожен расчет одного орудия, другого, третьего. Три орудия из четырех прекратили вести огонь. Но четвертое еще чаще стало посылать снаряд за снарядом по нашей пехоте.

Гранаты у смельчаков на исходе. Что делать с четвертым орудием? Разведчики смотрят на своего командира. Недви- жай понял, что от него требуется решение.

— Прикрыть меня автоматным огнем! — услышали раз-ведчики властную команду своего командира.

Недвижай бросил короткий взгляд в сторону нашей пехоты. «Лежат бойцы — проклятое орудие не дает им подняться» — подумал он. Сделав несколько коротких перебежек, Недвижай приник к земле и пополз по заросшей травой бороздке. Над головой хлопали разрывные пули, но Иван все полз и полз вперед. Гитлеровцы стали бросать гранаты — «лимонки». Они рвались недалеко, однако, Недвижай не обращал на них внимания. Он медленно продвигался к орудию.

Одна «лимонка» попала в бороздку, покатилась, дым после взрыва заволок разведчика. Когда дым рассеялся, товарищи

увидели своего командира: он приподнялся, сдернул с головы пилотку, почему-то прижал ее к груди и пополз дальше, упираясь левой рукой. Автомат у него был за спиной.

Зенитное орудие скороговоркой посылало снаряды, вокруг рвались гранаты, пули свистели над головой, осколки и пули впивались в тело воина. Между тем расстояние между отваж-ным разведчиком и вражеским орудием сокращалось.

И вот, напрягая последние силы, младший сержант подполз к цели; приподнялся, схватил раскаленный ствол зенитки, оттолкнул его в сторону, чтобы снаряды не косили пехоту, и всем телом навалился на ствол, закрыв собою жерло пушки. Орудие захлебнулось.

Недвижай сделал последнее усилие, взмахнул пропитанной кровью пилоткой, зовя в атаку товарищей.

Немцы не верили глазам, только в легендах бывает такое. Враг в замешательстве…

А за спиной в это время раздалось громкое русское «Ура!», «За Родину!» Пошли в рукопашную разведчики, воодушевленные бессмертным подвигом своего товарища. Они заняли высоту, истребив более 30 гитлеровцев и захватив большие трофеи. Только не было уже с ними их боевого товарища, друга, вожака.

«Бессмертный подвиг сержанта Недвижая», «Комсомолец Иван Недвижай повторил подвиг Александра Мотросова», «Отомстим врагу за смерть Недвижая», Шедвижай спас жизни своих товарищей»,—так говорилось в донесениях и сводках Краснознаменной Таманской горно-стрелковой дивизии, так писала дивизионная газета «За Родину».

Бесстрашному разведчику, комсомольцу Недвщкаю Ивану Макаровичу за этот подвиг было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.