НИКОЛАЕВ ВАСИЛИЙ СЕМЕНОВИЧ

В первых числах июня 1944 года «Правда» опубликовала Указ Президиума Верховного Совета Союза ССР о присвоении большой группе воинов звания Героя Советского Союза. В списке новых героев значился гвардии красноармеец Николаев Василий Семенович.

Василий Семёнович Николаев до войны жил в Алагире, работал плотником. На третий день войны Алагирский район-ный военный комиссариат направляет Василия Семеновича на фронт.

Поначалу В. Николаев был зачислен в запасную воинскую часть. Здесь он прошел предварительную подготовку. Затем был направлен в бригаду морской пехоты.

В тяжелых оборонительных и наступательных боях4 под Краснодаром и Новороссийском, Ростовом и Мелитополем рядовой Николаев всегда находился в передовых цепях. Три-жды был ранен, но каждый раз возвращался в строй. За му-жество и отвагу был награжден медалью «За отвагу».

А вскоре еще одно событие произошло в жизни Николаева. Это было в 1942 году. Василий Семенович на каждом шагу видел, что всюду впереди были коммунисты. При вынужденном отступлении они отходили последними, в контратаках шли впереди, увлекая за собой остальных. В перерывах между боями разъясняли бойцам цели и задачи войны, подбадривали воинов, показывали им пример выносливости и умения воевать.

Однажды, в один из редких моментов короткой передышки, Николаев обратился к парторгу:

—           Товарищ лейтенант, я… давно думаю поговорить с Вами, но… смелости не хватает…

—           Вот это здорово,— рассмеялся парторг.— У Николаева смелости нет. Уморил, братец.— Парторг как бы спохватился и доложил уже серьезно: — А впрочем ничего удивительного: ты ведь в партию собираешься вступить, не так ли? Пиши, Николаев, заявление, я первый дам тебе рекомендацию.

И Василий Семенович Николаев стал членом Коммунистической партии большевиков.

…Март сорок четвертого года.

Войска второго гвардейского механизированного корпуса получили приказ форсировать Днепр в районе Каховки. Здесь в 5-й гвардейской механизированной бригаде пулеметчиком служил рядовой Василий Николаев. Подготовка к форсирова-нию началась еще утром 9 марта. Но трудностей было немало. Дело в том, что в эти дни здесь шли проливные дожди. К тому же река в нижнем течении широка и многоводна и особенно коварна в дни разливов. Здешние старожилы, бывалые рыбаки и лоцманы, выражали опасение:

—           Не случиться бы беде. Днепр свиреп в эту пору,— говорили они.— А вы же не с пустыми руками собираетесь переходить. Вон сколько у вас пушек и пулеметов…

Да, трудности были действительно огромные, но приказ есть приказ. Было принято решение: в ночь с 9 на 10 марта переправить пулеметчиков и автоматчиков, снарядив их до- етиточным количеством боеприпасов. На рассвете 10 марта они должны были прикрыть переправу основных сил бригады.

—           Как ты считаешь, товарищ Николаев, если тебе поручат переправу пулеметчиков? — спросил парторг батальона.

—           Задание будет выполнено, товарищ лейтенант,— с готовностью ответил бывалый воин.

—           А нетрудно тебе будет?

—           Волков бояться — в лес не ходить. Справимся, у нас хлопцы бедовые, помогут. Задание выполним.

—           А как с плавсредствами?

—           Раздобудем у местных рыбаков. Я уже с ними говорил.

—           Хорошо, товарищ Николаев, я поговорю с командова-нием.

К вечеру небо вновь затянуло тучами, стал накрапывать дождь. Ночью он разошелся еще сильнее. Дул холодный ветер. Намокшие плащ-палатки отяжелели. Но десантники радо-вались.

—           Зароются, субчики, в свои норы, сейчас-то как раз они и не ждут нас,— подбадривал Николаев пулеметчиков.

Спустили на воду лодку, добытую Николаевым у старика- колхозника. Погрузили два «Максима», боеприпасы, пулемет-чики заняли свои места в лодке.

Убедившись, что все приготовления закончены, Николаев с силой оттолкнул лодку от берега и последним впрыгнул в нее. Весла, обмотанные около уключин тряпьём, работали бесшумно. Всплески воды заглушал дождь. Впереди, где-то далеко, тьму ночи прорезали языки пожаров. Ширина Днепра казалась бесконечной. Кругом стояла необычная тишина. Только* где-то слева изредка раздавались пулеметные очереди.

, Лодка была уже на середине реки. Вдруг с вражеского бе-рега взвилась ракета и, освещая воду дрожащим светом, мед-ленно стала опускаться левее. Медлить нельзя, нужно спешить, пока не обнаружены.

—           Ну, дружнее на весла, ребята.

И лодка ускорила ход.

Прошло еще несколько минут. По всем расчетам до берега было уже совсем близко. И в самом деле, днище лодки заскрипело по песчаному дну реки. Резкий толчок, и тут же короткая команда Николаева:

—           Прыгай!

Холодная вода хлынула за голенища кирзовых сапог. Бе-жать по воде было тяжело. Громоздкие «Максимы» и ящики с боеприпасами надо было держать над головами. А тут еще по спине бьет увесистый вещевой мешок с боеприпасами.

Вот, наконец, и суша. По всем признакам видно, что про-тивник ничего не подозревает. Вылив студеную воду из сапог, Николаев быстро объяснил товарищам свой замысел.

—           Противник молчит. Мы не знаем, где сейчас его огневые точки и окопы. Нам придется ждать рассвета и тогда, с началом общего форсирования, перейдем в атаку. До рассвета еще около четырех часов. Это время нам надо использовать для переправы оружия и боеприпасов.

Пулеметы были поставлены на боевые позиции. Возле них осталось два пулеметчика. Николаев с одним товарищем воз-вратился на свой берег. До рассвета они сделали еще семь рейсов через Днепр.

Седьмой рейс Николаева был особенно тяжелым. Лодка только достигла середины реки, как с вражеского берега одна за другой взвились три ракеты. Не успели ракеты погаснуть, как почти рядом с лодкой просвистела трассирующая пулемет-ная очередь.

—           Заметили, гады! — зло выругался Николаев.

А в это время снова взвилась ракета. Снова над ракетой пролегли пунктиры пулеметной трассы. Занимался рассвет. Гребцы стали усиленно работать веслами, не боясь всплесков. К тому времени на вражеском берегу было уже два станковых, пять ручных пулеметов и тридцать пять автоматов. Теперь не так страшно, есть с чем вступить в бой.

Чтобы отвлечь врага от десантников, их товарищи на вра-жеском берегу открыли огонь сразу из обоих станковых пуле-метов. Одновременно началась и наша артиллерийская под-готовка.

Враг был настолько ошеломлен, что лодка Николаева уже не обстреливалась. Она благополучно причалила к западному берегу. Николаев быстро соскочил на берег и со своим «Мак-симом» с ходу включился в атаку на вражеские окопы, которые уже хорошо просматривались.

Храбрая пятерка обеспечила форсирование реки основны-ми силами бригады.

Город был очищен от гитлеровцев, бригады корпуса полу-чили от Верховного Главцокомандующего благодарность и по-четные наименования «Бериславских».

В боевой реляции подвигу Николаева давалась высшая оценка. В ней говорилось,, ч¥о в ночь с 9 на 10 марта гвардии красноармеец Николаев, прлучив. приказ форсировать Днепр…, переправил на подручных средствах пулеметчиков с оружием… из пулемета уничтожил сйыше 30 гитлеровцев…, дал возможность переправиться другим подразделениям. Далее указывалось, что «за смелые действия при форсировании Днепра, за стойкость и мужество гвардии красноармеец Николаев достоин присвоения звания Героя Советского Союза». И Президиум Верховного Совета Союза ССР удостоил Василия Семеновича этого высокого звания своим Указом от 3 июня 1944 года.

— От всей души благодарю нашу партию за высокую на-граду,— отвечая на многочисленные поздравления, сказал Николаев.—Даю клятву, что непрошеных гостей и впредь буду бить до окончательной победы.

Наш земляк был верен своей клятве. Он с еще большим мужеством и отвагой рвался в бой до самого последнего дня войны, до полной победы над гитлеровской Германией.