ОКУНЕВ ГРИГОРИЙ СЕЛИВЕРСТОВЙЧ

Двадцатилетний тракторист Нартовской машинно- тракторной станции Григорий Окунев был призван в армию лишь в мае 1943 года. Его зачислили в 383 стрелковую дивизию, которая стояла в те дни на «Голубой линии». Противник создал здесь глубоко эшелонированную оборону. Он сознавал, что потеря Тамани угрожала Керченскому проливу, всему Крымскому полуострову. Поэтому обороне на таманском участке придавалось особое значение.

Окунев был зачислен в артиллерийский полк. Вначале он— подносчик, затем заряжающий, а вскоре наводчик грозной пушки, которая не раз поражала вра/а точным огнем.

До осени 1943 года немецко-фашистские войска удержива

лись на Таманском полуострове. Нашим пришлось занимать оборону.

Иногда говорят, что войска в позиционной обороне отдыха-ют. Но это только внешнее впечатление. В действительности же — именно тогда развертывается деятельность разведчиков, авиаторов, пехотинцев-наблюдателей, саперов и артиллери-стов.

— Не давать противнику возводить оборонительные укрепления,— говорил генерал-майор Провалов К- И., командир 383-й стрелковой дивизии, выступая на совещании артиллеристов 966-го артиллерийского полка,— учтите, что мы в ближайшем будущем перейдем в наступление. Днем и ночью следует вести прицельный огонь по оборонительным укреплениям врага, по его огневым точкам.

Окунев не пропускал случая, чтобы не причинить неприят-ностей противнику. Он выискивал огневые точки, обнаруживал органы управления, узлы коммуникации и другие объекты вражеской обороны и метким огнем уничтожал их.

За неутомимую работу по подавлению вражеской обороны, за храбрость и отвагу молодой артиллерист был награжден двумя медалями «За отвагу».

Осень сорок третьего года. Наши войска перешли в наступление на Таманском полуострове. 383-я стрелковая дивизия сравнительно легко прорвала месяцами подготовленную оборону противника. И в этом немалая заслуга принадлежала артиллеристам, а в том числе и Григорию Окуневу.

Враг был выбит из Тамани. Советские войска приступили к форсированию Керченского пролива. В проливе бушевал шторм. Тяжелые пенистые волны одна за другой обрушивались на небольшое десантное судно.

Младший сержант Окунев, назначенный командиром ору-дия, напряженно смотрел в ночную тьму. Берег где-то недале-ко, но его еще не видно. Не разобрать, где небо, где вода.

Вот и берег. Настороженно, в суровом безмолвии солдаты торопливо прыгали в ледяную воду. Оглушительно прогремели взрывы. Мины… Значит боится враг.

Ночь разорвалась грохотом орудий, пулеметной стрельбой,

 

 

огнями раке? и прожекторов. В ответ загремела канонада с моря — корабли, как могли, помогали десантникам. Закипел, забурлил смертоносным огнем маленький клочок крымской земли.

Высадившаяся небольшая группа смельчаков вступила в неравный бой с врагом. Она отчаянно дерется, но у ней на вооружении лишь автоматы и пулеметы. Поддержка с моря кораблями мощная, но стрельба не прицельная. Срочно нужна прицельная артиллерийская поддержка. И Окунев прыгает в темную воду. Холодная, она обожгла тело. Но было не до того, Наводчик, заряжающий, подносчики — весь расчет орудия оказался по пояс в воде. Они быстро подогнали освободившую-ся рыбацкую лодку и осторожно на руках спустили в нее свое орудие.

Пушка на берегу. В общую беспорядочную трескотню авто-матов и пулеметов включается мощный грохот орудия Окунева.

Враг ошеломлен. Он никак не ожидал, что на крымской земле так неожиданно может появиться пушка.

— Молодцы, пушкари, молодцы, артиллеристы! — раздава-лись возгласы пехотинцев. Воодушевленные поддержкой мощного артиллерийского орудия, они смело кинулись в атаку и опрокинули вражеские заслоны.

Артиллеристы Окунева на руках перекатывали с рубежа на рубеж свое орудие и до подхода главных сил обеспечили захват и расширение плацдарма на Керчи.

За отвагу и мужество при форсировании Керченского про-лива, за захват и расширение плацдарма на Керченском полу-острове Григорий Селиверстович Окунев был удостоен ордена Красной Звезды.

В мае 1944 года войска 4-го Украинского фронта, в том числе и Отдельная Приморская армия, в составе которой дра-лась 383-я стрелковая дивизия, завершили освобождение всего Крымского полуострова. На завершающем этапе этих боев Григорий Окунев со своим орудийным расчетом смело и муже-ственно прокладывал путь пехоте. Он принял активное участие в штурме знаменитой Сапун-Горы, в штурме вражеского гар-низона в городе русской славы — Севастополе.

Эк эффективную поддержку пехоты артиллерийским огнем Григорий Окунев был награжден орденом Отечественной вой-ны II степени.

После освобождения Крыма и юга Украины часть, где служил младший сержант Окунев, была передислоцирована на центральное направление, в состав 33-й армии 1-го Белорус-ского фронта. Здесь Окунев принял активное участие в осво-бождении восточных районов братского польского народа, за что был награжден вторым орденом Отечественной войны.

Подвиг, поставивший Окунева в ряду отважных героев на-шей Родины, был совершен им при освобождении западной части польской территории.

Вот как это было. 14 января 1945 года войска 1-го Белорус-ского фронта, нанося главный удар с привислинских плацдар-мов, осуществили прорыв глубоко эшелонированной обороны гитлеровцев и устремились к Одеру — последнему крупному водному рубежу на пути к Берлину. Враг был деморализован, но он еще цеплялся за каждый промежуточный рубеж, стремясь задержать наступление наших войск.

Задача заключалась в том, чтобы не давать противнику организованно отходить, не давать ему возможности цепляться и задерживаться на промежуточных рубежах обороны.

С этой целью наши наступающие войска выделяли передо-вые отряды преследования. Перед выступлением одного из отрядов был проведен небольшой митинг, где младший сер-жант зачитал бойцам Обращение Военного Совета фронта и добавил:

— До Берлина осталось недалеко. Военный Совет фронта надеется на нас. Мы должны действовать смелее и решительнее и первыми войти в Берлин. Заверяем командование, что наш раечет никогда не подкачает, мы будем бить врага еще увереннее и крепче.

23 января орудие младшего сержанта Окунева со стрелко-вой ротой было выделено в передовой отряд преследования. Отряд глубоко вклинился в оборону противника и перерезал дорогу отступающей группировке противника на пути к местечку Блажки. Окунев осмотрел местность и выбрал удобную позицию для своего орудия на подходах к Блажки. Стрелки также заняли оборону, преградив путь отступления врагу.

Командир орудия всматривался в бинокль.

—           Своих пока не видно,— говорил он товарищам, а противник?.. Есть, есть! — проговорил он возбужденно.— Противник решил нас перехитрить. Видите, он изменил маршрут движения? Отступает по параллельной дороге. Он хочет перелесками скрытно выйти к р. Одер и невредимьйм уйти за реку.

Расчет быстро выкатил свое орудие к соседней дороге и стал поджидать подхода противника. Невооруженным глазом было видно, что в колонне противника двигались танки, само-ходные орудия и автомашины с пехотой.

Расстояние до вражеской колонны с каждой минутой сокращалось. Вот осталось 300… 150… 100 метров.

—           По головным танкам, огонь! — раздалась команда Оку- нева.

Первыми четырьмя выстрелами выведен из строя один танк.

Внезапность нападения иногда приносит победу, но здесь силы слишком неравны. Противник, оправившись от неожиданных ударов, открыл стрельбу из танков и самоходных установок. Вражеские бронированные коробки с грохотом устремились на советское орудие.

—           Огонь! — еще раз’раздалась команда. Наводчик красно-армеец Кукунин прямой наводкой ударил по самоходной установке врага. Выстрел был точным. Фашистская броня окуталась дымкой огня, самоходка застыла на месте.

Гитлеровцы обрушили на дерзких артиллеристов весь огонь своих орудий. Был ранен наводчик, вышли из строя еще двое. У орудия остался один Окунев.

Он не мог отступить перед врагом. Этого не позволяла честь советского воина. Он прошел тысячи километров по дорогам войны и теперь не хотел уступить ни одного метра на пути к победе.

Он не замечал ни свиста пуль, ни разрывов вражеских сна-рядов. Он видел перед собой только желтее фашистские танки с ненавистными черными крестами на броне и бил по ним в упор с расстояния 100 метров. Вот загорелся еще один танк. Торжествующее чувство победы наполнило сердце богатыря и, когда на смену горевшим танкам выползли еще два вражеских «Фердинанда», он встретил их метким огнем. Один из «Фердинандов» вспыхнул синим пламенем, другой закружился на месте с разорванной гусеницей.

Гитлеровцы растерялись. Железная стойкость советского воина, которого, казалос1> не брали ни пули, ни снаряды, по-вергла их в смятение. Фашисты отступили.

30 минут продолжался неравный бой, и когда на место схватки одного советского орудия с целой колонной вражеской мотомехчасти подоспели главные силы наших наступающих частей, они не верили своим глазам: перед орудием Окунева, устремив в небо длинные факелы дыма и огня, стояли два тан-ка, три самоходно-артиллерийские установки «Фердинанд», восемь разбитых автомашин, валялось более двух десятков трупов вражеских солдат и офицеров.

За стойкость и мужество, проявленные в боях с превосходя-щими силами врага, командиру орудия младшему сержанту Окуневу Григорию Селиверстовичу было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

Еще Указа Президиума не было, но слава о герое прошла с быстротой молнии по всем частям и соединениям дивизии и армии.

«…Командир орудия 2-й батареи 966-го артиллерийского полка младший сержант Окунев дрался один против целой группы вражеских танков и самоходок…» — писалось в полит- донесении начальника политотдела дивизии.

«Доблесть артиллериста», «Горит фашистская броня» — в статьях под такими заголовками газета «Большевистский на-тиск»’ широко рассказывала своим читателям о подвигах героя.

На примере отваги и мужества Окунева воспитывались це-лые подразделения и части.

А герой с присущей ему скромностью с той же энергией и решимостью дошел до победного конца Великой Отечествен-ной войны.

После исторической победы над фашистской Германией Окунев вернулся в родное селение, стал работать в том же колхозе, откуда и был мобилизован на фронт. Как и на фронте, Григорий Селиверстович показывает образцы самоотвержен-ного труда; он пользуется заслуженным авторитетом среди односельчан, которые не раз избирали его депутатом в районный и сельский Советы.