Помкомвзвода приказал залечь, приготовиться к бою.

Помкомвзвода приказал залечь, приготовиться к бою.

Когда машины с пехотой приблизились, разведчики открыли по ним прицельный огонь, забросали их гранатами. Несколько машин загорелось. Другие повернули назад. Контратака была отбита. По отступающему противнику ударила и наша артиллерия, успевшая занять огневые позиции.

Но противник не успокоился. Перед новой контратакой гитлеровцы провели мощную артиллерийскую подготовку. Снаряды и мины рвались рядом с отважными разведчиками. Не успел закончиться артиллерийский огонь, а из-за высоты показалась вражеская пехота. На этот раз гитлеровцы не решились наступать на машинах. Мелкими группами, корот-кими перебежками они приближались к позициям разведчиков.

—           Стрелять только по моей команде! — приказал Машков.

И когда вражеская пехота приблизилась на 150—200 мет-ров, по ней вдруг ударили пулеметы и автоматы. Гитлеровцы залегли. А потом обратились в бегство.

—           Вперед, за мной! — скомандовал Машков.

Разведчики дружно ринулись в атаку, увлекая за собой и стрелков. В это время вражеская пуля настигла Игоря. Он медленно опустился наземь.

—           Вы ранены? — спросил Машкова подбежавший к нему разведчик Агафонов.

—           Ничего, ничего, дружище, не останавливайтесь… впе-ред!..— с трудом сказал Машков.

У Игоря, оказалось сквозное пулевое ранение в области живота. С декабря 1943 по апрель 1944 года военные медики боролись за жизнь отважного воина. И молодой организм победил — Игорь вернулся в строй. На этот раз в 214-й полк 63-й кавалерийской дивизии.

5-й гвардейский Краснознаменный Донской казачий кава-лерийский корпус, в состав которого входила 63-я кавалерий-ская дивизия, принимал активное участие в Ясско-Кишинев-ской операции, в освобождении Советской Молдавии. Затем бои перенеслись за пределы Родины. Гитлеровцев изгоняли из Румынии, Болгарии, Венгрии. В этих боях Герой Советского Союза Игорь Машков дрался с прежним упорством и смело-стью, как воин, выполняющий великую освободительную мис-сию. В письмах к матери он писал с военной лаконичностью:

«Мамуся, дорогая! Ты из газет уже знаешь, что наша побе-доносная армия громит теперь гитлеровцев за пределами Ро-дины. Здесь народы тоже испытали всякие унижения от гит-леровских захватчиков. Они нас встречают как своих освобо-дителей, с хлебом и солью…» В письмах Игорь -не скрывал своей тоски по Родине. «Мама, дорогая! Ты не можешь себе представить, как мне хочется домой. Но ничего. Близится час, когда враг окончательно будет повержен, и тогда мы увидимся. Я знаю, что обязательно увидимся, а поэтому отвечу словами Константина Симонова: «Жди меня, и я вернусь, только очень жди».