САБАНОВ ГРИГОРИЙ ЛУАРСАБОВИЧ

После знаменитой Курской битвы, когда отборные немецко-фашистские войска были разгромлены и отброшены на запад, Советская Армия широким фронтом перешла в пре-следование. На пути наступления наших войск было много рубежей вражеской обороны, много естественных препятствий, но, пожалуй, крупнейшей из этих преград был Днепр. Не зря геббельсовская пропаганда трубила на весь мир, что ни один советский солдат не сможет переступить Днепр. Немцы называли его «Восточным валом».

Необходимо было преодолеть эту крупную водную преграду и вступить на Правобережную Украину. К выполнению этой задачи готовились войска многих фронтов. Такая задача была

возложена и на войска 46-й армии 3-го Украинского фронта, которые подходили к Днепру в районе южнее Днепропетровска.

Первой к реке подошла 236-я стрелковая дивизия. Ей и предстояло начать форсирование… Но как это сделать?

Было принято решение в ночь с 25 на 26 сентября переправить один взвод отдельной разведывательной роты дивизии для захвата плацдарма. Такая задача была поставлена командиру разведвзвода лейтенанту Шпаковскому А. И.

В ту памятную сентябрьскую ночь, когда шли последние приготовления к смелой операции — ночному прыжку через мощный Днепр, лейтенант Шпаковский говорил с каждым раз-ведчиком своего взвода. Он хорошо знал этих воинов, не раз видел их в опасной обстановке.

Разведчик, выполняя боевое задание, всегда ходит между жизнью и смертью. Но предстоящая задача была еще труднее, ведь надо было незаметно для противника преодолеть реку шириною до километра. А потом напасть на вооруженного до зубов врага и отвоевать у него плацдарм, который обеспечит последующую переправу всей дивизии.

И Шпаковский решил побеседовать с каждым разведчиком по душам, словно проверяя и самого себя. Командир стал бе-седовать с Григорием Сабановым, лейтенант спросил сержанта о здоровье и самочувствии.

— Куда пойдет командир, туда пойдет и Сабанов,— коротко и уверенно ответил сержант.

Шпаковский всегда восхищался смелостью, выносливостью, веселым и жизнерадостным характером разведчика, и он решил, что не ошибется, включив Сабанова в десантную группу.

По возрасту Сабанов был самым старшим в роте — ему тогда исполнилось тридцать три года. В родном селении в Лениногорском районе Юго-Осетии у него остались жена и пятеро детей. В колхозе Григорий был бригадиром, а затем много лет председателем.

В роте его любили. «Наш Григол» — называли его не толь-ко рядовые разведчики, но и офицеры разведки. С виду такой добродушный и всегда вежливый в обращении с товарищами, Григорий в бою преображался. Многим не верилось, когда они слышали рассказы об очередном подвиге Сабанова—так дерз-ки и лихи были его вылазки во вражеский тыл. Разведчики со смехом вспоминали одного офицера, который считал, что в разведку Сабанов попал случайно, ибо разведка, мол, дело молодых воинов. Но он ошибался. Григол был закаленный в битвах солдат. Он на себе испытал горечь поражений в первые месяцы войны, когда гитлеровцы, пользуясь своим численным превосходством в людях и боевой технике, нахально лезли на восток, опустошая и уничтожая все живое и неживое на своем пути. Сабанов четырежды был ранен, и каждый раз, возвра-щаясь из госпиталя, неизменно просил об одном:

— Отправьте на передовую.

Стремление лицом к лицу встречаться с врагом родилось у Сабанова еще в первый день войны, когда радио принеслр весть на колхозные поля мирной Юго-Осетии о разбойничьем нападении гитлеровцев на нашу Родину. Он не стал ожидать приказа о мобилизации. Собрал походный вещевой мешок, попрощался с родными и отправился горными тропами в рай-военкомат. Его уговаривали подождать. Но патриот настоял на своем. И его направили на фронт.

С тех пор как Сабанов стал воином, он вел свой счет мести. До первого своего ранения он уничтожил четырех гитлеровцев. Вернувшись из госпиталя в свою часть, он стал хладнокровнее и расчетливее в бою. 24 истребленных гитлеровских солдата и 1 офицер пополнили его счет мести к тому дню, когда пуля -снайпера вторично вывела его из строя. Два последующих ранения Сабанов получил уже в наступательных боях, во время которых он истребил до 60 гитлеровцев. Став разведчиком, он десятки раз ходил в тыл врага. На его счету немало доставленных языков, но один из них особенно ему запомнился.

На подступах к Донбассу противник создал глубоко эше-лонированную оборону. Дивизия, которой командовал наш земляк полковник И. И. Фесин, получила задачу прорвать бое-вые позиции врага. Чтобы принять решение, командованию дивизии нужно было уточнить группировку противника и ха-рактер его обороны, расположение пунктов управления и огневых позиций артиллерии, минометов, пулеметов. Нужен был язык. Когда командир разведывательной роты рассказал разведчикам о важности предстоящей задачи, первым идти в разведку согласился сержант Григорий Сабанов, вторым — разведчик Петр Кузнецов. Им и поручили достать языка.

Под прикрытием ночной темноты разведчики подползли к переднему краю обороны противника. Проделав проход в проволочном заграждении, они незаметно пробрались в стан врага. Наступил рассвет, продвигаться дальше было опасно. Выбрав небольшие кустарники, разведчики решили провести здесь целый день. Весь день они лежали в кустах. И не просто лежали, а наблюдали. Правее себя они обнаружили позицию минометной батареи. От батареи в глубь вражеской обороны шла полевая тропа. По ней то и дело ходили немецкие солдаты и офицеры. Было ясно, что с боевых позиций батареи идет до-рога в какой-то штаб.

Дождавшись темноты, Григорий Сабанов со своим напар-ником вышел на тропу. Ждать пришлось недолго. Не прошло и часа, как на тропинке появился вражеский солдат. Вот гит-леровец поравнялся с разведчиками. Сабанов, ударив гитле-ровца прикладом автомата по голове, сбил его с ног. Развед-чики быстро оттащили пленного в сторону, связали его веревками и с завязанными глазами и кляпом во рту потащили к себе…

—           Молодец, сержант! — поблагодарил Сабанова командир дивизии, когда пленный был доставлен в штаб,—язык оказался ценным.

—           Служу Советскому Союзу! — отчеканил разведчик.

За этот подвиг Григол Сабанов был награжден орденом Красной Звезды.

Разведчики искренне завидовали храбрости боевого сер-жанта и любили его той солдатской любовью, которая связы-вает людей навечно. С ним каждый готов был идти на любое, самое опасное и рискованное задание, от которых Сабанов ни-когда не отказывался. Вот и сейчас Григорий оказался среди лучших разведчиков, которым выпала трудная, но почетная задача — проложить путь через Днепр и первыми вступить на землю Правобережной Украины. На челне он и его товарищи

причалили к вражескому берегу и подобрались к траншеям противника. Когда среди ночи прогремело «ура», Григорий в числе первых атаковал боевые позиции гитлеровцев.

Характеризуя боевой подвиг Григория Сабанова на Днепре, командир дивизии писал:

«В ночь с 25 на 26 сентября 1943 года тов. Сабанов вместе с группой разведчиков в количестве^ человек первым ворвался на правый берег Днепра и с ходу с криком «ура» атаковал противника. Решительно продвигаясь вперед, проявляя об-разцы героизма и бесстрашия, тов. Сабанов упорно сражался в течение всей ночи за расширение плацдарма на правом берегу Днепра. В рукопашной схватке огнем и гранатами тов. Сабанов уничтожил 11 гитлеровцев и захватил тягач противника. Днем 26 сентября противник силой до батальона пехоты несколько раз переходил в яростные контратаки на группу разведчиков, но все они разбивались о стойкость разведчиков…»

Кровопролитный был этот бой. Одиннадцать раз противник переходил в контратаки. От меткого огня разведчиков фашисты потеряли до 200 солдат и офицеров. Тяжелы были и потери разведчиков—в строю из девятнадцати человек осталось только пятеро. В этой героической пятерке был и Григорий Луарса- бович Сабанов, он был ранен, но не покидал поля битвы до подхода главных сил своего соединения. Горстка храбрецов обеспечила всей дивизией форсирование мощной реки.

Так сражался за Родину наш земляк Григорий Луарсабо- вич Сабанов, которому Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 1 ноября 1943 года было присвоено звание Героя Советского Союза.

Григол до исторической победы над врагом прошел все ис-пытания суровой войны, а после победы над врагом вернулся на трудовой фронт, в родную Юго-Осетию.