СЕЛЮТИН АРКАДИЙ МИХАЙЛОВИЧ

С фотографии на вас смотрит воин с живыми, ясными глазами. Взгляд его устремлен куда-то в небо, к звездам. И это не случайно. Всю жизнь небо было мечтой Аркадий. Воздушные дали звали его еще в школьные годы.

Орджоникидзевский аэроклуб, Военно-Морское авиацион-ное училище, авиационные части Краснознаменного Балтий-ского флота — вот лесенка, по которой Аркадий Михайлович Селютин шел к заветной цели. И он достиг ее. Он изучал тех-нику пилотирования, учился у старших товарищей, накапливал теоретические знания.

Здесь же, в авиации Балтийского флота, в суровые дни войны он вступил в Коммунистическую партию. В коммуни-

стах летчик видел образец беззаветного служения Родине и народу. Такими он считал командира эскадрильи капитана Творогова, парторга эскадрильи офицера Кулакова и напар-ника по воздушным боям старшего лейтенанта Куликова, ко-торые дали ему рекомендации. На них он равнялся в бою, с ними он делил все тяготы и лишения фронтовой жизни.

Селютин до сих пор помнит слова начальника политотдела, вручившего ему партийный билет: «Вы теперь коммунист… С коммунистов и спрос больше. Всегда и всюду будьте стойким бойцом».

Аркадий дал слово высоко нести звание члена ленинской партии, не щадя жизни бить фашистов…

И он оправдал высокое доверие партии. Воевал как настоящий большевик. Только за один 1944 год Селютин стал кавалером Золотой Звезды Героя и четырех орденов Боевого Красного Знамени.

А вот как характеризовал его командир полка в 1943 году:

«Свой первый воздушный бой Селютин провел 2 августа 1943 года в составе четверки «ЛА-5» в Финском заливе. Про-тивник в количестве 14 «Фиат-50», несмотря на количественное превосходство, был с потерями вытеснен с поля боя. В этом воздушном бою т. Селютин показал себя зрелым летчиком, обладающим смелостью и решительностью, и, хотя в этом бою он не сбил ни одного самолета противника, но своими умелыми маневрами и надежным прикрытием ведущего обеспечил сбитне одного самолета противника, много раз выручая ведущего в критические моменты боя».

В марте 1944 года Аркадий вылетел в составе четырех «ЛА-5» ведущим второй пары. Истребители имели задачу прикрыть войска 2-й ударной армии во время переправы их через р. Нарву. На подступах к переправам наши летчики встретили 23 «Юнкерса-87» под прикрытием 8 «Фокке-Вуль- фов-190». Было ясно, что вражеские бомбардировщики на-правляются бомбить наши наземные войска. Соотношение сил в воздухе было почти восьмикратным в пользу противника. Но это не смутило советских летчиков — первая пара завязала бой с истребителями, а вторая пара во главе с Селютиным напала

на бомбардировщиков врага. Аркадий и его напарник Петр Нефагин сбили по одному бомбардировщику. Остальные стервятники, растерявшись от неожиданного и дерзкого нападения советских истребителей, потеряли управление и беспорядочно сбросили бомбы на свои войска. Селютин быстро набрал высоту и пошел на помощь к первой паре истребителей, где ему удалось сбить еще один вражеский самолет.

В один вылет два сбитых самолета — таков был результат этого дня.

На другой день четверка истребителей Селютина вновь вылетела на Нарвское направление. И на этот раз летчики опять у переправы через Нарву встретили тридцать бомбардировщиков в сопровождении двенадцати истребителей. Прикрывая атаки первой пары, Селютин заметил, как один вражеский истребитель зашел в хвост его ведомому. Аркадий развернул свой «ЛА-5» и умелым маневром незаметно подошел к самолету противника, атаковав его с короткой дистанции. «Мессер- шмитт» вздрогнул и, накренившись, пошел камнем к земле. Рухнул он в 5 километрах юго-западнее Устье-Жердяки (на подступах к Эстонии).

За высокое летное мастерство и за результативность боевых полетов приказом командующего Краснознаменным Балтийским флотом от 23 марта 1944 года Аркадий Селютин был награжден первым орденом Боевого Красного Знамени.,

«Результативность боевых полетов» — удачно было подмечено в приказе командующего. Действительно, Аркадий упрекал себя, если его вылет не заканчивался увеличением счета мести. Но это он делал редко, поскольку его полеты почти всегда были результативными. Он крепко упрочил за собой репутацию отличного воздушного бойца, не знающего страха, не ведающего жалости к врагу. Он всегда умел искать цель, а находя, всегда добивался победы. В воздухе себя чувствовал, как в родной стихии. Численное превосходство врага никогда не останавливало Селютина от вступления с ним в бой. Он всегда первым бросался на противника, не давая ему опомниться.

Однажды произошел случай, о котором чертовски жалел

449

тогда Аркадий и о котором любил вспоминать впоследствии. Это было 29 мая 1944 года. Четверка «ЛА-5» вылетела на бло-кировку аэродрома противника. Задание было выполнено, но при отходе отдели—аэродрома Кахула, у Селютина на само-лете осталось мало горючего. Получив приказ по радио, летчик стал возвращаться на свой аэродром один. На обратном пути над водами Финского залива у острова Б. Тютерс Селютин был атакован двумя вражескими истребителями «ФВ-190». В иной обстановке он поиздевался бы над гитлеровскими летчиками, но сейчас… при ограниченном запасе горючего было не до этого. Пришлось обороняться. Вражеские истребители разде-лились и, маневрируя, заходили то справа, то слева, одновре-менно и снизу и сверху. И все же на близкое расстояние он их не подпускал. Выбрав удачный момент, Селютин сам напал на врага, меткой очередью из всех пушек он сбил ведущего гит-леровца. «Фокке-Вульф» окунулся в морские воды в 12 кило-метрах юго-западнее банки Вигрунд.

Селютину, как наиболее опытному летчику, часто давалось задание на разведку прифронтового тыла врага, на производ-ство аэрофотосъемок особых объектов в глубине обороны противника. 19 июня он вылетел ведущим пары. Он должен был сфотографировать аэродромы в Раквере, Тапа, Тамсалу и Кахула. Несмотря на то, что над аэродромом Раквере находи-лось четыре «Фокке-Вульфа», пытавшихся воспрепятствовать нашим истребителям приблизиться к цели, все же Селютин произвел аэрофотосъемку аэродрома и от боя с самолетами противника уклонился, уйдя в облачность. Возвращаясь на свой аэродром, летчик заметил редко встречавшийся в то время на Балтике транспортный самолет противника «Ю-52». Обращало на себя внимание то, что этот транспортный самолет охранялся четырьмя истребителями. Видимо, важная персона противника вылетела инспектировать район боевых действий. Селютину, как разведчику, не рекомендовалось вступать в бой, но велик был соблазн, и он не удержался. Прорвался к самолету сквозь охрану и внезапной атакой сбил его. Сам немедленно скрылся в облаках. Вынырнув через некоторое время из облачности, Аркадий совершенно неожиданно увидел перед собой «ФВ-190», сверху набросился на вражеский истребитель И меткой очередью из пушек прошил его.

Селютин благополучно вернулся на свой аэродром, выпол-нив задание по аэрофотосъемке и сбив два самолета врага. Позже от партизан стало известно, что в транспортном само-лете погиб вражеский генерал со свитой гитлеровцев.

Отважный балтийский ас за этот бой приказом командую-щего флотом был награжден вторым орденом Красного Зна-мени.

Аркадия Михайловича признавали лучшим летчиком не только в эскадрильи, но и в полку, в дивизии, о нем писали в газетах флота й армии, как о бесстрашном, тактически грамот-ном летчике, чьи боевые эпизоды стали достоянием всех лет-чиков.

Селютин по природе своей был скромным. Он считал, что •ему надо учиться и учиться, что достигнутое им это результат помощи товарищей^ у которых он учился мастерству воздуш-ных сражений.

— Главное для истребителя — уметь все видеть в бою, в воздухе,— рассказывает летчик.— Это дается не сразу. Герой Советского Союза гвардии подполковник Голубев учил нас, молодых: чтобы хорошо видеть в воздухе, надо тренировать •себя на земле. Следуя его советам, мы тренировались. Услышу шум мотора, стараюсь обязательно обнаружить самолет, где бы он ни летел, и проследить его путь и эволюцию. Я старался •следить за всем, что жило и двигалось вокруг.

В воздухе учился видеть как можно дальше и искать про-тивника не в непосредственной близости от себя, а там, вдале-ке. Трудно это давалось вначале.

У Голубева учился я и воздушной стрельбе. Снарядов он много не тратил. Стремился бить по самолету с предельно короткой дистанции, наверняка. Много тренировался в стрель-бе по конусу-мишени.

Я долго летал ведомым у гвардии старшего лейтенанта Куликова,— продолжает Селютин,— ему я обязан тем, что на-учился водить пару и четверку. Он умно и хитро вел бой. О том, что было неясно в воздухе, я расспрашивал потом на земле, и Куликов охотно мне объяснял… В подразделении я полюбил постоянное чтение и разбор статей и бюллетеней по тактике авиации…

Селютин стал примером для других летчиков. Им горди-лись товарищи, его благодарило командование авиационной части.

Мать Аркадия, заслуженный врач РСФСР Юлия Аркадьев-на, возглавлявшая эвакогоспиталь, писала ему из г. Орджони-кидзе:

«Получила письмо от командира вашей части, в котором он сообщает о твоих фронтовых делах. Я горжусь тобой, мой сын! Самым большим счастьем для матери является то, что ее дети нашли правильный путь в жизни и самоотверженно служат Родине».

Слова матери, бесконечно дорогие сердцу, еще более воодушевили Аркадия на боевые подвиги. И он увеличивал свой счет уничтоженных самолетов врага. Увеличивал его грамотно, расчетливо и быстро.

Однажды звену Куликова пришлось вести бой против 27 бомбардировщиков и 16 истребителей противника. И снова, не потеряв ни одной машины, отважная четверка сбила пять самолетов: два из них уничтожил коммунист Селютин.

Приказом по флоту от 12 августа 1944 года Селютин был награжден третьим орденом Красного Знамени, а через неделю — четвертым.

25 августа 1944 года Селютин представлен к присвоению звания Героя Советского Союза. В реляции указывалось:

«В Отечественной войне тов. Селютин начал принимать не-посредственное участие с 31 июля 1943 года. За это время он произвел 222 боевых вылета, из них: на сопровождение наших бомбардировщиков и штурмовиков—44; на отражение воздушного противника и перехват разведчиков—51; прикрытие наших наземных войск над линией фронта и кораблей в Финском заливе—65; произвел 42 визуальных разведок и 6 фотосъемок, 10 раз производил бомбо-штурмовые удары по живой силе и технике врага. Провел 25 воздушных боев, в которых сбил 16 самолетов».

Далее указывалось, что тов. Селютин, несмотря на свою молодость, считается одним из лучших летчиков полка. По-стоянная жажда к полетам, беспредельная храбрость и муже-ство, настойчивость в выполнении боевых заданий выдвинули его в число лучших летчиков.

.Ходатайство командования было удовлетворено. Аркадию Михайловичу 4 ноября 1944 года было присвоено звание Героя Советского Союза.

Герой по-прежнему сокрушал гитлеровских стервятников на земле и в воздухе. Ко дню исторической победы над гитле-ровской Германией он совершил 344 боевых вылета.

В послевоенные годы Аркадий Михайлович, будучи заме-стителем командира эскадрильи по летной части, продолжал неустанно оттачивать свое боевое мастерство, одним из первых на Балтике освоил реактивную технику, стал летчиком 1-го класса. Летчик-герой умело обучал и воспитывал молодых авиаторов, передавал им свой богатый опыт. Однако он пони-мал, что и ;ему самому надо серьезно учиться. Бурный прогресс авиационной техники, дальнейшее развитие форм и способов ведения боевых действий требовали новых глубоких и всесторонних знаний.

Такими знаниями майор Селютин настойчиво овладевал в Краснознаменной Военно-Воздушной Академии, которую окончил с отличием, после чего, подполковник Селютин продолжал трудиться над совершенствованием боеготовности Советских Военно-Воздушных Сил.

Сейчас полковник А. М. Селютин летает на новейших сверхзвуковых самолетах, охраняя небо советского Севера, и передает свой богатейший боевой опыт молодым воздушным бойцам.