ТОГУЗОВ КАУРБЕК ТЕМБУЛАТОВИЧ

Когда смотришь на этого приветливого, спокойно- то, с доброй улыбкой человека, занимающегося сугубо мирным трудом, как-то трудно представить себе, что он мог вступить в- единоборство с фашистскими стальными чудовищами.

Но вот документы, документы более чем двадцатилетней давности — дивизионные и армейские газеты, печатавшие на своих страницах передовые статьи и целые очерки о Каурбеке Тогузове, утверждают другое. Вот заголовки некоторых из., них:

«Гвардейцы! Берите пример с Каурбека Тогузова, будьте такими же бесстрашными и умелыми в бою, как герой То- гузов».

«Доблестный сын осетинского народа Каурбек Тогузов, воспитанник партии Ленина, проявил в боях с врагом образцы самоотверженного служения Родине, показал пример стойко-сти и высокого воинского мастерства».

«Чему учит боевая жизнь Каурбека Тогузова? Она учит быть верным присяге, Родине, народу, она показывает путь к славе, который лежит через бои и походы».

«Наш гвардейский привет отважному сыну осетинского народа Герою Советского Союза Каурбеку Тогузову».

Это было на Курской дуге, где развернулись невиданно ожесточенные 50-дневные бои. Два миллиона человек с обеих сторон сражались здесь на огромной территории, включавшей в себя Орловскую, Брянскую, Курскую, Белгородскую, Сумскую, Харьковскую и Полтавскую области. В этой исторической битве немецко-фашистское командование рассчитывало взять реванш за поражение на Волге. В приказе Гитлера от 15 апреля 1943 года говорилось: «Я решил, как только позволят условия погоды, осуществить первое в этом году наступление «Цитадель». Это наступление имеет решающее значение. Оно должно быть осуществлено быстро и решительно. Оно должно дать нам инициативу на весну и лето».

На битву под Курском немецко-фашистское командование возлагало самые большие надежды. Гитлеровские генералы создали ударные группы войск, включив в их состав отборные соединения, вооруженные усовершенствованной техникой. Главная ставка делалась на новое оружие — мощные танки «Тигр» и не менее мощные самоходно-артиллерийские установки «Фердинанд», которые здесь намечалось применить впервые в больших количествах.

Натиск этой бронированной махины одними из первых должны были отразить защитники населенного пункта Черкас-ское, на юге Курской дуги, где оборону несли 6-я гвардейская армия и входившая в ее состав 67-я гвардейская стрелковая дивизия.

На северо-западной окраине Черкасского были оборудова-ны позиции 5-й батареи 138-го гвардейского артиллерийского полка. Здесь одним из орудийных расчетов и командовал старший сержант Каурбек Тогузов — любимец бойцов, парторг батареи.

Бой начался 4 июля 1943 года. Из-за облаков внезапно появилось 75 вражеских бомбардировщиков в сопровождении двенадцати истребителей. Задрожала земля—2500 бомб было сброшено за десять минут южнее Черкасского: Сразу же после палета на позиции 67-й гвардейской стрелковой дивизии обру-шился шквальный артиллерийский и минометный огонь. Под его прикрытием в атаку ринулись фашистские танки. Они рва-лись вперед несколько часов, но лишь к исходу дня смогли на некоторых участках выйти к переднему краю обороны наших войск.

К вечеру воцарилась тишина. Но защитники Черкасского знали, что это затишье временное, что враг ведет перегруппи-ровку своих войск для нового штурма.

Готовились к сражению и советские воины. С наступлением темноты на огневую позицию 5-й батареи прибыл командир 138-го гвардейского артиллерийского полка гвардии подпол-ковник Матвей Иванович Кирдянов и на коротком совещании выступил перед командным составом.

— Товарищи артиллеристы,— сказал он,— пехотинцы благодарят вас за эффективную поддержку, в жарком бою. И впредь мы должны действовать, помогая друг другу. Нам предстоят очень серьезные испытания. Противник в узкой полосе наступления сосредоточил большую группировку сил: 11-ю танковую дивизию, танковую дивизию СС «Великая Гер-мания» и 332-ю пехотную дивизию. Фашистские войска зани-мают плотные боевые порядки, сосредоточенные компактны-ми, густыми группами. В связи с этим было принято решение провести артиллерийскую контрподготовку, чтобы нанести существенные потери ударным силам врага. Ваша батарея должна быть готовой нынешней ночью по первому сигналу выполнить эту боевую операцию.

Вы, товарищи артиллеристы,— продолжал командир пол-ка,— должны учесть, что пехота нашей 67-й гвардейской стрел-ковой дивизии занимает хорошо оборудованные позиции и будет держаться стойко. Но у противника слишком большое превосходство в живой силе и технике. Его танки могут про-рваться в глубину нашей обороны. При этом они вряд ли пред-примут лобовую атаку на Черкасское. Скорее всего, они попы-таются атаковать наши позиции обходным путем — с востока и с запада. За этими направлениями и следует вести особое наблюдение.

Напоминаю еще раз,— заканчивал свою речь гвардии под-полковник,— что в распоряжении противника танки и само-ходно-артиллерийские установки новой конструкции.

Как только закончилось совещание, командир батареи гвар: дии лейтенант И. К. Максимов и парторг батареи гвардии старший сержант ^аурбек Тогузов обошли все орудийные рас-четы. У каждой пушки люди были начеку, пришедшим докла-дывали:

«Личный состав и материальная часть орудия к бою готовы».

И всюду парторг Тогузов в первую очередь обращался к коммунистам:

— Помните, товарищи, по нас равняются. Мы, члены партии, должны первыми показать пример верности воинской присяге.

И вот в 22 часа 30 минут в тиши звездной ночи раздалась команда: «По противнику — огонь!»

На фронте 6-й и соседней с ней 7-й гвардейских армий дружно заговорили сотни пушек, гаубиц, минометов. Участки сосредоточения войск противника были покрыты сплошной дымовой завесой. Противнику был нанесен немалый урон. Но контрподготовка не могла полностью сорвать замысел против-ника.

В 4 часа утра 5 июля, когда только-только занимался рас-свет, после мощной артиллерийской подготовки более 400 вражеских бомбардировщиков совершили массированные налеты на советские позиции. И вслед за этим сразу же в атаку устремились фашистские танки с десантами автоматчиков и с пехотой на бронетранспортерах. Казалось, нет силы, которая могла бы остановить эту бронированную армаду. Враг нес колоссальные потери, но он получал новые подкрепления и все лез и лез вперед.

На северо-западную окраину Черкасского, где расположи-лись огневые позиции 5-й батареи, наступают 70 вражеских танков с двумя батальонами пехоты. Трудно, очень трудно выдержать такой натиск стальной лавины. Но у советских бойцов есть теперь новая совершенная техника — не то, что в начале войны. И опыт вести сражения накоплен немалый. Значит, можно, нужно выстоять. И орудийный расчет Тогузова ведет прицельной огонь по врагу. Подожжен один средний танк, потом другой. И это всего тремя выстрелами.

Но вражеская атака еще не кончилась. Пристально всмат-риваясь вперед, Каурбек заметил, что из-за уцелевших каким- то чудом сараев на юго-западной окраине Черкасского пока-зались огромные стальные чудовища, которых он никогда до этого не видел. То были широко рекламированные вражеской пропагандой «Тигры». Тогузов знал, что «Тигр» — это мощная бронированная машина весом в 60 тонн, вооруженная 88-мил-лиметровой пушкой и двумя пулеметами, что лобовая броня этого танка толщиной в 150 миллиметров, бортовая — в 88 миллиметров.

На какое-то мгновение Тогузов задумался, устремив взгляд на новые танки. Все бойцы орудийного расчета также заметили их и замерли, ожидая решения своего командира. Они верили в него, знали, что за время войны он вывел из строя немало вражеской техники. Еще в сентябре 1941 года под селом Кочубеевка (Полтавская область), оказавшись со своим орудийным расчетом в окружении вражеских войск, он поджег два танка, а затем картечью, карабинами и гранатами маленькая группа советских артиллеристов во главе с Тогузо- вым отбила все атаки врага и без потерь прорвалась к своим войскам. В январе 1942 года под селом Крутой Лог (Курская область) Тогузов прямой наводкой уничтожил артиллерийскую батарею противника. Спустя три месяца, под селом Архангельским (тоже Курская область), проявив невиданную смелость и дерзость, выкатил орудие на открытую позицию и уничтожил вражескую пушку, станковый пулемет и два дзота. В исторической битве под Сталинградом расчет старшего сер-жанта Каур бека Тогузова подбил и уничтожил 8 танков и самоходных орудий, 13 пулеметов и около 80 солдат и офи-церов.

Да, Тогузов не раз встречался с вражеской техникой, но «Тигра» он видит впервые…

— Подкалиберным снарядом, огонь! — скомандовал Каур- бек, и минутное оцепенение как рукой сняло с бойцов. Подносчики снарядов, заряжающий, наводчик—все облегченно вздохнули, услышав уверенный и решительный голос своего командира.

Подпустив головной танк на расстояние 200 метров, Тогу-зов еще раз командует: «Огонь!» Прогремел второй выстрел и стальной гигант, судорожно покачнувшись, остановился. Тре-тий, четвертый залпы… И танк загорелся. Вот она, победа над хваленым «Тигром»! Как она окрылила артиллеристов!

Но в это время в одну из ниш, где хранились боеприпасы, попал вражеский снаряд. Наводчика гвардии младшего сер-жанта Василия Думчева и подносчика Шакура Миназева смертельно ранило. Тогузов получил тяжелую контузию — лишился речи и слуха. Но он не из тех, кто отчаивается и от-ступает. Раз есть’ силы, ясное сознание, раз глаза видят остро —^ значит надо разить фашистов. Подносчик Наджафов ползком доставляет снаряды из уцелевших ниш, продолжает выполнять свои обязанности заряжающий Иван Марков, по жестам Тогузова определяя его команды, а наводить орудие на цель стал сам опытный артиллерист — Каурбек.

Это был тяжелый, неравный бой. Вот еще один «Тигр» на полном ходу несется на орудие. Каурбек расчетливо и быстро посылает снаряд за снарядом в фашистскую броню. Но танк движется… Еще минута — и он раздавит пушку. Но у Тогузова железная выдержка, непревзойденное мастерство бойца. Ше-стым снарядом он разнес гусеницу и седьмым — башню танка. Еще один «Тигр» нашел себе могилу на подступах к позициям батареи. Два «Тигра» и два средних танка — таким стал cnet мести в тот день.

Воодушевленные примером Тогузова и его товарищей, остальные расчеты батареи действовали с неменьшим героиз-мом. В этом бою враг потерял 14 танков, из них 3 «Тигра».

Понеся большие потери, противник в 10 часов утра стал перегруппировывать свои силы. Наступила кратковременная пауза. Каурбек не отходил от орудия. Жестами он отдавал распоряжения: создать запасы снарядов, восстановить разру-шенные сооружения на огневой позиции, привести в порядок маскировку, сам принимая участие во всех работах. За этим и застал его командир полка. Тогузов отдал ему честь.

— Молодец, Каурбек, молодец,— говорил взволнованно гвардии подполковник, крепко пожимая руку мужественному артиллеристу,— командование полка благодарит тебя за от-личную стрельбу.

Но почему тот молчит?

Узнав о-контузии, командир полка предложил Тогузову немедленно эвакуироваться в санитарную часть.

Каурбек достал клочок бумаги и торопливо написал: «Пока глаза видят врага, я не уйду с поля боя. Буду вести огонь по фашистам».

Он не покинул поля битвы. Батарея отбивала все атаки противника. Враг нес невосполнимые потери и не раз вынужден был делать перегруппировки своих войск.

За высокий ратный подвиг уроженец селения Ардон гвардии старший сержант Каурбек Бимбулатович Тогузов был представлен к высшей правительственной награде — присвое-нию звания Героя Советского Союза.

Указ Президиума Верховного Совета Союза ССР о присвоении Тогузову звания Героя Советского Союза был опубликован 21 сентября 1943 rf

Оставшись в строю, Каурбек продолжал метко разить врага, приближая день великой победы. А после окончания Великой Отечественной войны перешел на трудовой фронт, внося свой вклад в дело строительства коммунистического общества.