ХЕТАГУРОВ ГЕОРГИЙ ИВАНОВИЧ

Осетинская земля дала Родине немало замечательных военачальников, среди которых почетное место принадлежит генерал-полковнику Георгию Ивановичу Хетагурову. О нем в специальном Указе Президиума Верховного Совета Союза ССР от 6 апреля 1945 года говорилось:

«За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство присвоить звание Героя Совет-ского Союза с вручением ордена Ленина и медали Золотая Звезда генерал-майору артиллерии Хетагурову Георгию Ива-новичу».

Георгий Иванович родился 25 апреля 1903 года в бедной

 

 

семье дорожного мастера селения Зарамаг, Алагирского района, Северной Осетии.

В родном селе Габо (так в детстве звали Георгия) окончил 4 класса. Хотелось продолжать учебу, но материальные воз-можности семьи ограничили его желания — он вынужден был работать в хозяйстве отца, был уборщиком в аптекарском магазине Подагова и в магазине братьев Туаевых во Владикавказе.

В ноябре грозного девятнадцатого года Георгий добровольно вступил в вооруженный отряд керменистов, затем с оружием в руках в составе 2-го полка юго-осетинской бригады сражался против деникинской белогвардейщины. Пути-дороги привели его в ряды 294-го стрелкового полка 33-й дивизии прославленной 11-й армии, защищавшей просторы Северного Кавказа от внутренней контрреволюции и иностранной интервенции.

От рядового солдата до генерал-полковника — таков путь, пройденный Хетагуровым.

Георгий Иванович постоянно и неутомимо совершенствовал свои знания в области военного дела: в 1922 году окончил пехотные курсы имени Артема в Пятигорске, в 1926 году — объединенную Киевскую военную школу, в 1931 — кавалерийские курсы в Новочеркасске, в 1938 — высшие офицерские курсы Артиллерийской Академии имени Ф. Э. Дзержинского и в 1949 году — высшие офицерские курсы Военной Академии Генерального штаба.

Человек с высокой военной эрудицией, обладающий пытли-вым умом, Хетагуров прошел богатую практическую школу , служения Родине. Командуя артиллерийскими подразделения-ми и частями, от взвода до полка, он готовил высококвалифи-цированных артиллеристов, которые еще до начала второй ми-ровой войны, на озере Хасан и на реке Халхин-Гол, показали высокие образцы ведения точного артиллерийского огня. Рабо-тая политруком батареи, дивизиона, коммунист Хетагуров воспитывал кадры артиллеристов в духе верности и предан-ности делу Коммунистической партии, в рядах которой он состоит с 1924 года.

Когда началась Великая Отечественная война, Хетагуров

был начальником артиллерии 21-го механизированного корпуса.

Трудная и сложная была обстановка в тот суровый сорок первый год в Прибалтике. Вражеская группа армий «Север», сосредоточившаяся на территории Восточной Пруссии, имея значительное численное превосходство над нашими погранич-никами, глубоко прорвала оборону советских войск и крупными танковыми группировками устремилась к Даугаве, Риге.

21-й механизированный корпус должен был находиться у Западной Двины, но противник опередил его. Танковая груп-пировка гитлеровского генерала Манштейна захватила Вильнюс и стала развивать наступление в направлении Даугавпил- са с целью форсировать Западную Двину и развивать удар на северо-восток.                >’

—           Георгий Иванович, нам приказано отбросить противни

ка из района Утены. Как у нас с артиллерией? 4- обратился командир корпуса генерал-майор Д. Д. Лелюшендо к началь-нику артиллерии.        \

—           Пока прибыло только два дивизиона, остальная артил-лерия еще в пути,— ответил он.  \

—           Надо, надо скорее,— торопил Лелющенко. j

Да, Хетагуров и сам понимал, что надо скоре|. Но что он

мог сделать, когда значительная часть артиллерии корпуса с боеприпасами находилась еще на марше из райоца Резекне к Даугавпилсу (Двинск). Ясно, что ни малейшей |озможности нельзя упускать, надо преградить путь врагу. И не только пре-градить, но и отбросить его.              |

Прибывшие части корпуса перешли в наступление. Командир корпуса генерал Лелюшенко, человек с горячим темпераментом и удивительной подвижностью, гЬявлялся на самых опасных направлениях, поторапливал и юдбадривал танкистов, артиллеристов, пехотинцев. Цго личнля храбрость служила примером отваги и мужества для друга с. Однако он почти не заглядывал туда, где действовал его н шальник ар-тиллерии, потому что верил ему, знал его.

Артиллеристы Хетагурова метко били по тан» ам и мотопе-

30 Осетии отважные сыны

 

 

хоте противника. Поле боя покрылось горящими танками, бро-немашинами, тягачами.

Но силы были слишком неравны. Успела сосредоточиться только часть корпуса, а враг наступал целыми танковыми корпусами. С тяжелыми боями пришлось отходить к Даугаве.

На другой день бой велся с еще большим напряжением. Больше недели шла кровопролитная борьба южнее и юго-за-паднее Даугавы. Враг был остановлен и топтался на месте, но, получив на подкрепление еще один корпус, сумел на широком фронте форсировать Даугаву и продолжать продвижение. Корпус начал отходить в направлении Опочка-Остров.

В этих боях в районе Опочки Георгий Иванович был ранен и эвакуирован в один из московских госпиталей. Его подвиги на полях Прибалтики были отмечены второй правительственной наградой — орденом Красной Звезды. Ранее, еще в 1929 году, за бои на КВЖД, он был удостоен ордена Красного Знамени.

В ноябре 1941 года Георгия Ивановича судьба вновь свела с генералом Лелюшенко, который в то время командовал 30-й армией, оборонявшей северо-западные подступы к Москве. Хетагуров был назначен к нему начальником артиллерии ар-мии, а вскоре стал начальником штаба армии. Наши войска отражали ожесточенные атаки крупных танковых группировок врага. Действия наземных войск гитлеровцев поддерживались с воздуха.

Войска 30-й армии, в шесть-восемь раз уступая противнику в танках и артиллерии, с тяжелыми боями отходили через Клин на Рогачево, Дмитров. Кровопролитные бои велись за каждый насекенный пункт, за каждый рубеж обороны. Враг нес невосполнимые потери в живой силе и технике.

К 27 ноября противник окончательно был остановлен на рубеже канала имени Москвы. Красная Армия готовилась к переходу в контрнаступление.

Командующий 30-й армией для прорыва обороны против-ника построил войска таким образом, чтобы главный удар нанести центром оперативного построения армии с северо-во-стока на Клин. На левом фланге армии была создана другая

ударная группа войск из 348-й стрелковой дивизии Сибиряков и двух кавалерийских дивизий. Ей предстояло прорвать оборону, освободить г. Рогачево и атаковать с востока вражеский гарнизон, находившийся в Клину. Командование этой группой войск было возложено на Хетагурова. Хетагуров не сразу сог-ласился.         ]

—           Я бы лучше руководил артиллерией, товарищ коман-дующий,— просил он.          Г

—           Вот ты, Георгий Иванович, и будешь командовать артил

лерией, штабом армии и левофланговой группой войск,—полу-шутя настаивал на своем              Лелюшенко.    |

—           Мне командовать артиллерией сподручнее, а такой

группой войск я никогда           не          командовал.    I

—           Командующий фронтом генерал Г. К- Жукф утвердил мое решение, остается приступить к его выполнению.

Были собраны командиры дивизий, начальники Йодов войск и служб. Командующий объявил свое решение о н ютупатель- ной операции.      I

—           Левой группировкой войск будет командов }ть начальник штаба,— заявил командующий,— ее задача: щ урвать оборону противника, освободить Рогачево, Спас-Корк >дино и наступать в направлении на Клин.

Когда Хетагуров прибыл в расположение 348-й стрелковой дивизир, ее командир, полковник А. С. Люхтиков|доложил о готовности дивизии к переходу в наступление. Отдала темная морозная ночь. На фронте было неспокойно. Тсагде-нибудь ударит гаубица или пролетит снаряд, со свистом пвррезая воз-дух, то застрекочут пулеметы или раздадутся од] ночные вы-стрелы, то, как светлячки вперегонки, пунктиро л прорезая тьму, пролетят трассирующие пули.

Обходя позиции, Хетагуров не мог не остановит) ,ся у пушки. Естественно, его особенно интересовали артиллеристы с их грозным оружием.

—           Вы откуда родом? — обратился он к наводчику орудия.

—           Все мы сибиряки, товарищ полковник,— го здо ответил наводчик.

—           Сибирь большая, сам-то откуда родом?

—           Из Челябинска, товарищ полковник.

—           Давно на фронте?

—           С самого начала войны,— ответил артиллерист.

—           Это хорошо. А пушка ваша хорошо стреляет?

—           Лишь бы были снаряды — фрицев не подпустим.

Характерной чертой Хетагурова было изумительное спокойствие. Имеющий за плечами к тому времени более двух десятков лет армейской службы, Георгий Иванович не утратил какого-то очень задушевного, почти домашнего тона в разговоре с бойцами и офицерами. Он считал, что как те, так и другие равны в чувстве ответственности за судьбы Родины.

Ранним утром 6 декабря мощный артиллерийский залп сотен орудий возвестил о начале контрнаступления под Москвой.

Пехота короткими рывками по глубокому снегу ворвалась в передовые окопы гитлеровцев. Части 3-й немецкой танковой группы, ошеломленные внезапностью, поначалу пытались ока-зать сопротивление, но вскоре начали отходить.

Кавалеристы и пехотинцы стали быстро продвигаться впе-ред. Артиллеристы на себе перетаскивали пушки. Саперы то и дело выходили вперед, прокладывая путь тяжелой технике. Местное население с ликованием встречало своих освободите-лей, оно расчищало дороги, оказывало всяческую помощь на-ступающим войскам.

Освободив г. Рогачево и Спас-Коркодино, группа Хетагурова устремилась к Клину, который был освобожден совместными усилиями войск 30-й армии 15 декабря.

—           Отлично у тебя получилось,— крепко пожимая руку Хе- тагурову, сказал командующий после освобождения Клина.

Артиллерист Хетагуров успешно командовал стрелковыми и кавалерийскими частями. За большие заслуги по разгрому немецко-фашистских войск под Москвой он был награжден орденом Красного Знамени и произведен в генерал-майоры артиллерии.

В дальнейшем он активно участвовал в боевых действиях, был начальником штаба 30-й армии Западного фронта, затем 3-й гвардейской армии, входившей в разное время в состав

Юго-Западного, 1-го и 3-го Украинских фронтов. Будучи на-чальником штаба армии, он участвовал в планировании и проведении наступательных операций по освобождению Дона, Украины и Молдавии.

«Волевой, энергичный, решителен в действиях, требовате-лен к себе и к подчиненным. Артиллерист, но общевойсковую тактику знает хорошо. Тесно связан с солдатскими массами…, отличный штабной работник…» — так характеризовался гене-рал Хетагуров в служебных отзывах старшего командования.

В мае 1944 года Хетагуров назначается командиром 82-й гвардейской стрелковой дивизии. Дивизия входила в состав 3-го Украинского, а затем 1-го Белорусского фронта. С нею он успешно прорвал глубоко эшелонированную оборону немецко- фашистских войск южнее Варшавы и прошел всю Польшу до Одера.

В августе войска 8-й гвардейской армии, куда входила и 82-я гвардейская стрелковая дивизия, форсировали крупную водную преграду — Вислу и заняли небольшой магнушевский плацдарм на ее западном берегу. Борьба за удержание плацдарма с самого начала приняла упорный и ожесточенный характер. Она длилась несколько месяцев^ Гитлеровское командование предпринимало все меры к тому, чтобы любой ценой вернуть западный берег Вислы. Но не помогли ни неоднократные контратаки, ни танковые тараны и воздушные бои. Дивизия генерала Хетагурова совместно с другими соединениями гвардейской армии генерала В. И. Чуйкова не только- удержала отвоеванные у противника позиции, но и значительно расширила их и приступила к подготовке новой большой наступательной операции с целью полного освобождения тер-ритории братского польского народа.

Подготовка к наступлению проходила в трудных условиях. Войска, переправившиеся на плацдарм, были отделены от ар-мейских и фронтовых тылов широкой водной преградой, мосто-вые переправы через которую находились под постоянным артиллерийским обстрелом и воздействием авиации против-ника. Но дело не только в этом. Переход в наступление требо

вал резкого изменения способа действий войск. Солдаты, которые месяцами вели трудную оборону, глубоко зарылись в землю, создали целую систему оборонительных сооружений — минные поля и проволочные заграждения, доты и дзоты, капо-ниры и полукапониры, казематы и полуказематы, эскарпы и контрэскарпы. Теперь они должны были все это покинуть и штурмовать вражеские укрепления, преодолеть их и наступать на запад.

Конечно, на войне победа достигается решительным наступлением, а не обороной. Это понимает каждый воин. Но переход от одного вида боевых действий к другому требует и психологической подготовки. Это отлично понимал и командир гвардейской дивизии генерал Хетагуров.

В дни ожесточенных оборонительных боев он не упускал ни малейшей возможности, чтобы не напомнить командирам и политработникам о предстоящем наступлении, о превосходстве Советской стратегии и тактики, советского оружия и неисчер-паемых моральных качествах воина армии социалистической •страны. Большая партийно-политическая работа, проведенная командирами и политработниками, коммунистами и комсо-мольцами по подготовке наступления еще в ходе оборонитель-ных боев давала плодотворные результаты.

Дополнительные трудности внесли наши тогдашние союз-ники. На первый взгляд это может показаться странным. В •самом деле, какое влияние на дивизию Хетагурова могли ока-зать действия ан1гло-американских войск на Западе? Но они оказали существенное влияние.

Как известно, в конце декабря сорок четвертого года гит-леровские войска предприняли наступление на западном фрон-те в районе Арденн, прорвали фронт и поставили англо-амери-канские войска в тяжелое положение. По утверждению союз-ников, немецко-фашистское командование намеревалось, нанеся удар на Льеж, разгромить 1-ю американскую армию, выйти к Антверпену, отрезать 9-ю американскую, 2-ю британ-скую и 1-ю канадскую армии и устроить союзникам второй Дюнкерк, чтобы вывести Англию из войны.

В связи с этйм 6 января сорок пятого года английский премьер министр У. Черчилль обратился к И. В. Сталину с по-сланием, в котором говорилось:

«На Западе идут очень тяжелые бои, и в любое время от Верховного Командования могут потребоваться большие решения. Вы сами знаете по Вашему собственному опыту, насколько. тревожным является положение, когда приходится защищать очень широкий фронт после временной потери инициативы… Я буду благодарен, если Вы сможете сообщить мне, можем ли мы рассчитывать на крупное русское наступление на фронте Вислы или где-нибудь в другом месте в течение января… Я считаю дело срочным».

Из послания У. Черчилля видно, что англо-американские войска оказались перед катастрофой, что им грозило серьезное поражение, не зря премьер-министр Черчилль умоляюще про-сил срочной помощи.

Хотя подготовка к большому наступлению еще не была за-вершена, но советское военное командование, учитывая поло-жение союзников, решило передвинуть срок наступления, с 20 на 12—14 января.

Так появились новые, непредвиденные осложнения.

Утро 14 января. Гул артиллерии все усиливался и нарастал. Вели огонь полковые и дивизионные пушки, дивизионные и армейские гаубицы, на позиции противника обрушили свой смертоносный груз орудия большой мощности и «катюши». 25 минут содрогалась земля.

Хетагуров, находясь на своем наблюдательном пункте, то и дело бросая беглый взгляд на часы, держал связь с командирами полков, с командирами поддерживающих частей, давал им указания. Томительно тянулось время.

Комдив понимал, что от результатов огневого налета зави-сит многое. Если оборона противника будет надежно подавле-на, передовые батальоны добьются успеха. Было предусмот-рено увеличение времени действия артиллерии до 75 минут на случай, если 25 минут не окажут необходимого воздействия.

Но вот артподготовка подходит к концу. «Катюши» дали заключительные залпы. С командного пункта взвилась сиг-нальная ракета, по телефонным проводам полетела команда: в атаку!

К 10 часам утра передовые батальоны на ряде участков штурмом овладели двумя линиями окопов врага, устремились дальше.

Наступило самое ответственное время для командира ди-визии. Преждевременный ввод в бой основных сил, как и за-поздалый их ввод, мог погубить всю операцию, привести к неоправданным потерям. Руководивший боем генерал, знавший всю величину ответственности, какую несет командир и за выполнение данной ему боевой задачи и за жизнь вверенных ему людей, своевременно и точно уловил момент ввода в бой главных сил дивизии.

Полки первого эшелона, перейдя в решительное наступле-ние, к исходу дня прорвали тактическую оборону на всю глу-бину, обеспечив тем самым необходимые условия для ввода в прорыв частей 1-й гвардейской танковой армии 1-го Белорус-ского фронта.

Гвардейская стрелковая дивизия под командованием Хета- гурова, оторвавшись от остальных войск армии, решительно преследовала врага, освобождая землю братской Польши. В некоторые дни она продвигалась 40—50 километров. Хетагу- ровцы не отставали от танковых частей. Нередки были случаи, когда приходилось развертывать свою пехоту и артиллерию и расчищать путь танкистам.

Командующий армией, ныне маршал Советского Союза В. И. Чуйков, представляя Хетагурова к званию Героя Советского Союза, писал, что «товарищ Хетагуров в боях с гитлеровскими захватчиками проявил исключительное мужество, отвагу и геройство. Дивизия под его командованием 14 января 1.945 года перешла в решительное наступление по прорыву сильно укрепленной позиционной обороны врага на магнушев- ском плацдарме. Под умелым командованием тов. Хетагурова части дивизии, Взламывая позиционную оборону, преодолев сильное сопротивление противника, успешно прорвали три линии траншей первой позиции в районе Геленув, а затем про-межуточную и вторую позиции. Дивизия во главе со смелым и решительным генералом стремительно шла на штурм укрепле-ний противника, нанося последнему большой урон в живой силе и технике, успешно продвигалась вперед. Благодаря ра-зумной-инициативе, умению и решительности генерала Хета- гурова в отрыве от главных сил армии было обеспечено пере-выполнение дивизией поставленных перед нею боевых задач…»

При освобождении крупного промышленного центра Польши г. Лодзь Хетагуров вновь показал высокое мастерство в управлении боевыми действиями дивизии. Командующий ар-мией указывал, что Хетагуров, умело взвешивая обстановку, учитывая сильные и слабые стороны противника, обеспечил внезапный и ошеломляющий удар по врагу, в результате чего 19 января г. Лодзь был освобожден дивизией.

Об этих боях сам Хетагуров вспоминает: «В ночь с 18 на 19 января наша дивизия осуществила стремительный бросок в направлении севернее г. Лодзь — на Познань. Но упорное со-противление гитлеровцев южнее Лодзи заставило нас несколько изменить направление. После совета с генералом Чуйковым дивизия форсированным маршем двинулась к северо-западным окраинам Лодзи.

Что дал этот маневр? Гитлеровцы никак не ожидали, что в тылу у них окажется целое соединение Советской Армии. На рассвете мы атаковали фашистов, и уже в полдень наши сол-даты очистили от оккупантов большую часть центра города. В ликвидации последних очагов сопротивления противника, за-севшего на чердаках и в подвалах домов, неоценимую помощь нашим солдатам оказали жители города Лодзи. Лучше нас зная, как быстрее и безопаснее пробраться к домам и подвалам, где находились фашисты с фаустпатронами и крупнокалиберными пулеметами, они во многом способствовали ликвидации фашистских гнезд. Рабочие Лодзи стали настоящими разведчиками частей Советской Армии».

После освобождения Лодзи Хетагуров повел свою дивизию на Познань. Предстояло преодолеть крупную водную преграду — р. Варту. И Хетагуров обеспечил высокий темп наступления своей дивизии, не дав противнику занять оборону по реке. Варта была форсирована на подручных средствах.

25 января гвардейцы Хетагурова ворвались в Познань и вступили в решительную схватку с окруженным противником’ засевшим в крепости «Цитадель»,

Бои за Познань отличались особым упорством и затянулись на целый месяц. Немецко-фашистское командование придавало Познани большое значение. Познань являлся большим и важным стратегическим пунктом, средоточием шоссейных и железных дорог: с восточной стороны в город вели три шос-сейные и две железные дороги, на запад, в Германию, из Познани уходили четыре шоссейные дороги и три железно-дорожные линии. Город стоял на удобной для защиты красивой местности на берегу Варты. Крепость «Цитадель» имела очень выгодное положение.

Противник, удерживая город в своих руках, мог создать большие трудности нашему командованию в продвижении на запад, к Одеру.

Все это обусловило ожесточенность боев за Познань.

И 82-я гвардейская стрелковая дивизия, используя весь свой богатый опыт, всю мощь своего огня, в решительных схватках очищала от врага дом за домом, форт за фортом, квартал за кварталом. 23 февраля крупный промышленный центр Польши был освобожден.

За период наступательных действий на территории Польши гвардейцы Хетагурова нанесли противнику огромный урон. Дивизией было уничтожено более 8500 солдат и офицеров вра-га, более 300 орудий, 114 танков и самоходных орудий, 24 ше-стиствольных миномета, 156 минометов, 725 пулеметов; зах-вачено в плен более 5500 солдат и офицеров, взято 185 орудий, 90 танков и самоходных установок, 60 шестиствольных мино-метов, 548 пулеметов, более 150 автомашин, 21 тягач, 397 самолетов и планеров, 60 паровозов, /1000 железнодорожных вагонов, 29 крупных складов и многр другой военной техники и имущества.

За образцовое выполнение заданий командования, за ма-стерство, героизм и отвагу командир дивизии получил высокое звание Героя Советского Союза, был произведен в генерал- лейтенанты и назначен командиром 29-го гвардейского стрел-кового корпуса.

Корпус Хетагурова в Берлинской операции наступает на главном направлении и совместно с другими соединениями и объединениями обеспечивает успешный штурм и взятие Бер-лина.

После капитуляции гитлеровской Германии Хетагуров на-правляется на Дальний Восток. Он командует здесь 59-м стрелковым корпусом, который с боями освобождает от японских милитаристов города и села Маньчжурии и Северной Кореи.

В настоящее время Г. И. Хетагуров командует войсками Прибалтийского военного округа.

Мужественную грудь генерал-полковника Хетагурова укра-шает Звезда Героя Советского Союза, три ордена Ленина, че-тыре ордена Красного Знамени,, ордена Суворова I степени и Кутузова I и II степени, орден Красной Звезды, два ордена Польской Народной республики и одиннадцать медалей.

Неустанно работая над укреплением и усилением боеготовности наших Вооруженных Сил, Георгий Иванович в то же время проводит большую общественно-политическую работу. Он был делегатом Чрезвычайного VIII Всесоюзного съезда советов, делегатом XX, XXI, XXII и XXIII съездов КПСС.

Георгий Иванович — член ЦК КП Латвии, депутат Верхов-ного Совета Союза ССР трех созывов.